По датам

2012

2013

2014

2015

Введите даты для поиска:

от
до

Полезное

Выборки

Справка Кемеровского областного суда от 14.02.2014 N 01-07/26-122 "Справка о причинах отмены и изменения приговоров и других судебных решений по уголовным делам, постановленных районными судами Кемеровской области в 2013 году"



КЕМЕРОВСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

СПРАВКА
от 14 февраля 2014 г. № 01-07/26-122

СПРАВКА О ПРИЧИНАХ ОТМЕНЫ И ИЗМЕНЕНИЯ ПРИГОВОРОВ
И ДРУГИХ СУДЕБНЫХ РЕШЕНИЙ ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ,
ПОСТАНОВЛЕННЫХ РАЙОННЫМИ (ГОРОДСКИМИ) СУДАМИ
КЕМЕРОВСКОЙ ОБЛАСТИ В 2013 ГОДУ

Раздел I. ОТМЕНА И ИЗМЕНЕНИЕ ПРИГОВОРОВ И ИНЫХ СУДЕБНЫХ
РЕШЕНИЙ ПО СУЩЕСТВУ УГОЛОВНОГО ДЕЛА

1. Квалификация преступлений

Согласно положениям ст. 5 Федерального закона Российской Федерации от 12.08.1995 г. № 144-ФЗ "Об оперативно-розыскной деятельности" не допускается осуществление оперативно-розыскной деятельности для достижения целей и решения задач, не предусмотренных указанным Федеральным законом.
Проведение повторного оперативно-розыскного мероприятия в отношении одного и того же лица должно быть обосновано и мотивировано, в том числе новыми основаниями и целями, и с обязательным вынесением нового мотивированного постановления, утвержденного руководителем органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность.
Целями повторного оперативно-розыскного мероприятия могут являться пресечение и раскрытие организованной преступной деятельности и установление всех ее соучастников, выявление преступных связей участников незаконного оборота наркотических средств, установление каналов поступления наркотиков, выявление производства при наличии оперативно-значимой информации по данным фактам. Кроме того, это могут быть случаи, когда в результате проведенного оперативно-розыскного мероприятия не были достигнуты цели мероприятия (например, сбытчик наркотического средства догадался о проводимом мероприятии).
Суд, установив при рассмотрении уголовного дела отсутствие новых оснований для проведения повторного оперативно-розыскного мероприятия, должен признать доказательства, полученные в результате такого мероприятия, недопустимыми, поскольку согласно положениям закона оперативно-розыскное мероприятие должно проводиться с целью выявления и пресечения преступной деятельности (Обзор судебной практики по уголовным делам о преступлениях, связанных с незаконным оборотом наркотических средств, психотропных, сильнодействующих и ядовитых веществ, утвержден Президиумом Верховного Суда РФ 27.06.2012 г.).
Приговором Ленинск-Кузнецкого городского суда от 06.11.2012 г. В. осужден по п. "б" ч. 2 ст. 228.1, п. "б" ч. 3 ст. 229, ч. 1 ст. 228, ч. 3 ст. 159, ч. 3 ст. 30 ч. 1 ст. 228.1 УК РФ; оправдан по ч. 1 ст. 286 УК РФ (все статьи в редакции Федерального закона РФ № 420-ФЗ от 07.12.2011 г.).
Согласно приговору, В., в том числе, был признан виновным в совершении покушения на незаконный сбыт наркотических средств 01 и 08 сентября 2011 года.
Изучив материалы дела по кассационной жалобе осужденного, судебная коллегия по уголовным делам Кемеровского областного суда пришла к выводу о том, что суд необоснованно признал В. виновным в покушении на сбыт наркотического средства 08.09.2011 г.
Из материалов уголовного дела следует, что 01.09.2011 г. в отношении В. проводилось оперативное мероприятие - оперативный эксперимент, основанием для которого послужила имевшаяся у оперативных сотрудников полиции информация о том, что В. занимается незаконным сбытом наркотических средств.
Однако, вопреки задачам оперативно-розыскной деятельности, после того, как 01.09.2011 г. был выявлен факт сбыта В. наркотического средства, его преступные действия не были пресечены, а 6 и 8 сентября 2011 года посредством того же привлеченного лица - З. в отношении В. вновь проводилось аналогичное оперативно-розыскное мероприятие.
При этом, по мнению судебной коллегии, действия оперативных сотрудников не вызывались необходимостью, оперативные работники после событий 01.09.2011 г. уже обладали доказательствами сбыта В. героина и получения им за это денежных средств, имели возможность пресечь незаконные действия В., однако, не сделали этого.
Вместе с тем, повторное оперативно-розыскное мероприятие как 6-го, так и 8 сентября 2011 года проводилось именно в отношении В. и не с целью установления иных лиц, причастных к незаконному обороту наркотических средств, и оно не дало новых результатов.
Таким образом, при постановлении обвинительного приговора по факту покушения В. на незаконный сбыт наркотических средств 08.09.2011 г. судом не были учтены условия, при которых проводилось оперативно-розыскное мероприятие, не было проверено, соблюдены ли сотрудниками полиции требования закона об оперативно-розыскной деятельности.
В этой связи судебная коллегия исключила из приговора суда осуждение В. за покушение на незаконный сбыт наркотического средства 08.09.2011 г. и снизила назначенное осужденному наказание (кассационное определение от 20.03.2013 г.).

Под помещением в статьях главы 21 УК РФ ("Преступления против собственности") понимаются строения и сооружения независимо от форм собственности, предназначенные для временного нахождения людей или размещения материальных ценностей в производственных или иных служебных целях.
Под хранилищем в статьях названной главы понимаются хозяйственные помещения, обособленные от жилых построек, участки территории, трубопроводы, иные сооружения независимо от форм собственности, которые предназначены для постоянного или временного хранения материальных ценностей (примечание 3 к статье 158 УК РФ).
Приговором Беловского городского суда от 09.07.2013 г. Г. признан виновным в краже с незаконным проникновением в помещение и причинением значительного ущерба гражданину, то есть преступлении, предусмотренном п. п. "б, в" ч. 2 ст. 158 УК РФ.
Судом первой инстанции было установлено, что Г., находясь в массиве гаражей, реализуя преступный умысел, направленный на хищение чужого имущества, умышленно, из корыстных побуждений, незаконно проник в гараж, принадлежащий З., откуда тайно похитил имущество потерпевшего, причинив ему значительный ущерб, после чего скрылся с места преступления и распорядился похищенным по своему усмотрению.
Вместе с тем, признавая Г. виновным в краже с незаконным проникновением в помещение, суд не учел, что место совершения хищения - гараж не подпадает под признаки помещения, указанные в примечании к ст. 158 УК РФ, и представляет собой хранилище.
При изложенных обстоятельствах, приговор Беловского городского суда в отношении Г. изменен, из судебного решения исключено осуждение Г. по квалифицирующему признаку "с незаконным проникновением в помещение", постановлено считать Г. осужденным по п. "в" ч. 2 ст. 158 УК РФ за кражу, совершенную с причинением значительного ущерба гражданину (апелляционное постановление Кемеровского областного суда от 24.12.2013 г.).

Под предметами, используемыми в качестве оружия при совершении разбоя, следует понимать предметы, которыми потерпевшему могли быть причинены телесные повреждения, опасные для жизни или здоровья (перочинный или кухонный нож, бритва, ломик, дубинка, топор, ракетница и т.п.), а также предметы, предназначенные для временного поражения цели (например, механические распылители, аэрозольные и другие устройства, снаряженные слезоточивыми и раздражающими веществами) (п. 23 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27.12.2002 г. № 29 "О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое").
Приговором Центрального районного суда г. Кемерово от 05.02.2013 г. Н. был осужден по ч. 2 ст. 162 УК РФ за совершение нападения в целях хищения чужого имущества с угрозой применения насилия, опасного для жизни и здоровья, с применением предмета, используемого в качестве оружия.
Согласно приговору, Н. с целью хищения зашел в помещение ателье, где направил в лицо потерпевшей И. газовый баллончик, сказав, что в баллончике кислота, после чего потребовал у И. деньги и мобильный телефон. Получив требуемое имущество, Н. скрылся с места нападения.
Проверив материалы уголовного дела по доводам апелляционного представления и апелляционных жалоб, судебная коллегия по уголовным делам Кемеровского областного суда пришла к выводу о том, что, правильно установив фактические обстоятельства дела, суд первой инстанции в то же время не принял во внимание, что исследованные доказательства не свидетельствуют о наличии в действиях Н. квалифицирующего признака разбоя "с применением предмета, используемого в качестве оружия".
Указывая на наличие данного квалифицирующего признака, суд не учел, что использование газового баллончика квалифицируется как применение предмета, используемого в качестве оружия, лишь в том случае, если было установлено, что газ в баллончике представлял опасность для жизни или здоровья, а данное обстоятельство материалами дела не установлено.
Учитывая изложенное, судебная коллегия исключила из осуждения Н. квалифицирующий признак "с применением предмета, используемого в качестве оружия".
Действия Н. переквалифицированы с ч. 2 ст. 162 УК РФ на ч. 1 ст. 162 УК РФ, по которой назначено наказание (апелляционное определение от 05.07.2013 г.).

Нахождение наркотического средства, полученного от сбытчика, у посредника для передачи его приобретателю не требует дополнительной квалификации как незаконное хранение без цели сбыта ("Обзор судебной практики по уголовным делам о преступлениях, связанных с незаконным оборотом наркотических средств, психотропных, сильнодействующих и ядовитых веществ", утвержден Президиумом Верховного Суда РФ 27.06.2012 г.).
Приговором Мариинского городского суда от 04.10.2013 г. Н., в числе прочего, была признана виновной в пособничестве в покушении на незаконное приобретение, хранение без цели сбыта наркотических средств в крупном размере и осуждена по ч. 5 ст. 33, ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 228 УК РФ (2 эпизода).
Вместе с тем, по указанным эпизодам преступной деятельности наркотические средство, полученное Н. от сбытчика З., хранилось у нее как у посредника для передачи приобретателю наркотика - И., действовавшему в рамках оперативно-розыскного мероприятия "проверочная закупка".
В связи с этим, нахождение при Н. наркотического средства не требовало дополнительной квалификации как пособничество в покушении на незаконное хранение без цели сбыта наркотических средств, поскольку охватывается объективной стороной пособничества в покушении на их незаконное приобретение без цели сбыта.
С учетом данного обстоятельства, суд апелляционной инстанции исключил из приговора в отношении Н. ее осуждение за пособничество в покушении на незаконное хранение без цели сбыта наркотических средств в крупном размере (апелляционное постановление Кемеровского областного суда от 21.11.2013 г.)

2. Назначение наказания

Назначение наказания при наличии смягчающих обстоятельств

В соответствии со ст. 60 УК РФ при назначении наказания учитываются характер и степень общественной опасности совершенного преступления и личность виновного, в том числе обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание, а также влияние назначенного наказания на исправление осужденного и на условия жизни его семьи.
Перечень смягчающих обстоятельств, обязательных для учета при назначении наказания, установлен в ст. 61 УК РФ, в качестве таковых суд вправе также учесть и другие обстоятельства.
При наличии смягчающих обстоятельств, предусмотренных п. п. "и" и (или) "к" ч. 1 ст. 61 УК РФ, и отсутствии отягчающих обстоятельств (за исключением случаев, предусмотренных ч. 3 указанной статьи) срок или размер наказания не могут превышать двух третей максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного соответствующей статьей Особенной части УК РФ.
Несмотря на то, что Кемеровским областным судом в справках о причинах отмены и изменения судебных решений районных (городских) судов постоянно обращается внимание на необходимость соблюдения приведенных выше норм уголовного закона, их нарушение является одной из самых распространенных причин изменения приговоров районных (городских) судов области.
Апелляционная (кассационная) практика Кемеровского областного суда свидетельствует о том, что судьи довольно часть либо вообще не устанавливают наличие по делу обстоятельств, относящихся законом к смягчающим наказание, либо, установив таковые, не учитывают их в качестве смягчающих наказание без указания мотивов.
Ниже приведены некоторые примеры.

По уголовному делу в отношении Т. и Б. (приговор Калтанского районного суда от 13.09.2013 г.) суд первой инстанции не учел то обстоятельство, что потерпевшей от преступления организации был полностью возмещен причиненный ущерб, что подтверждали материалы дела. В результате приговор изменен; наказание, назначенное осужденным, снижено (апелляционное постановление Кемеровского областного суда от 05.12.2013 г.).

Рассматривая вопрос о виде и размере наказания Ж., суд не учел наличие у подсудимого малолетнего ребенка, что также повлекло изменение приговора, со снижением назначенного наказания (приговор Заводского районного суда г. Кемерово от 05.06.2013 г., апелляционное определение судебной коллегии по уголовным делам Кемеровского областного суда от 16.08.2013 г.)

По делу в отношении Г., суд первой инстанции не учел в качестве смягчающего наказание обстоятельства явку Г. с повинной (приговор Центрального районного суда г. Кемерово от 29.08.2013 г., апелляционное определение судебной коллегии по уголовным делам Кемеровского областного суда от 23.12.2013 г.).

По делу в отношении К. (приговор Ленинского районного суда г. Кемерово от 29.05.2013 г.) суд не принял во внимание, что по одному из эпизодов преступной деятельности К. активно способствовал розыску имущества, добытого преступным путем, что является смягчающим наказание обстоятельством, предусмотренным п. "и" ч. 1 ст. 61 УК РФ. Приговор изменен (апелляционное определение судебной коллегии по уголовным делам Кемеровского областного суда от 30.07.2013 г.).

Назначение наказания при рецидиве преступлений

Срок наказания при любом виде рецидива преступлений не может быть менее одной третьей части максимального срока наиболее строгого вида наказания, предусмотренного за совершенное преступление, но в пределах санкции соответствующей статьи УК РФ (ч. 2 ст. 68 УК РФ).
Приговором Рудничного районного суда г. Прокопьевска от 27.06.2013 г. З. был осужден: по ч. 1 ст. 111 УК РФ к 3 года лишения свободы; по п. п. "а, б" ч. 2 ст. 158 УК РФ к 1 году 7 месяцам лишения свободы; на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ к 3 годам 1 месяцу лишения свободы. Окончательное наказание назначено по правилам ст. 70 УК РФ по совокупности с предыдущим приговором этого же суда.
При решении вопроса о наказании суд первой инстанции обоснованно усмотрел в действиях З. рецидив преступлений и учел его в качестве отягчающего наказание обстоятельства. Оснований для применения положений ч. 3 ст. 68, ст. 64 УК РФ установлено не было.
Тем не менее, суд назначил З. наказание по п. п. "а, б" ч. 2 ст. 158 УК РФ без учета требований ч. 2 ст. 68 УК РФ, согласно которой оно должно было быть не менее 1 года 8 месяцев лишения свободы.
Допущенное нарушение повлекло назначение осужденному более мягкого наказания, чем предусмотрено уголовным законом.
Судом апелляционной инстанции приговор в отношении З. изменен, наказание за кражу, по совокупности преступлений и приговоров изменено в сторону ухудшения положения осужденного (апелляционное определение судебной коллегии по уголовным делам Кемеровского областного суда от 02.10.2013 г.).

Назначение наказания по совокупности

При назначении наказания по совокупности приговоров к наказанию, назначенному по последнему приговору суда, частично или полностью присоединяется не отбытая часть наказания по предыдущему приговору суда (ч. 1 ст. 70 УК РФ).
Приговором Яйского районного суда от 11.11.2013 г. К. осужден по ч. 1 ст. 166 УК РФ, с учетом ч. 5 ст. 62 УК РФ, к 1 году 6 месяцам лишения свободы. На основании ч. 4 ст. 74 УК РФ ему отменено условное осуждение по двум предыдущим приговорам и на основании ст. 70 УК РФ окончательно назначено наказание в виде 2 лет 2 месяцев лишения свободы.
Вместе с тем, суд первой инстанции не указал в приговоре, какой принцип назначения наказания по совокупности, был им применен.
Суд апелляционной инстанции посчитал, что с учетом размера окончательного наказания судом первой инстанции фактически был применен принцип частичного присоединения не отбытого наказания к наказанию, назначенному по данному делу, соответствующие изменения внесены в приговор (апелляционное постановление Кемеровского областного суда от 23.12.2013 г.)

В соответствии со ст. 70 УК РФ окончательное наказание по совокупности приговоров должно быть больше как наказания, назначенного за вновь совершенное преступление, так и не отбытой части наказания по предыдущему приговору суда.
Приговором Тисульского районного суда от 12.11.2012 г. К. осуждена по ч. 1 ст. 158 УК РФ к 1 году лишения свободы. На основании ч. 4 ст. 74 УК РФ ей отменено условное осуждение по приговору этого же суда от 16.05.2012 г. и в соответствии со ст. 70 УК РФ по совокупности приговоров окончательно назначено наказание в виде 2 лет лишения свободы.
Вместе с тем, назначая К. наказание по совокупности приговоров, суд первой инстанции не учел, что по приговору от 16.05.2012 г. она была осуждена условно к лишению свободы на срок 2 года, т.е. не отбытый срок по предыдущему приговору составлял 2 года. При таких обстоятельствах, окончательное наказание, назначенное по правилам ст. 70 УК РФ, должно было превышать 2 года, суд же в нарушение уголовного закона постановил его в размере, равном не отбытому сроку наказания по предыдущему приговору.
Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Кемеровского областного суда от 15.01.2013 г. приговор в отношении К. отменен, дело направлено на новое судебное разбирательство.

Если по делу будет установлено, что одни преступления совершены подсудимым до, а другие после вынесения первого приговора, в соответствии с которым осужденному назначено наказание с применением ст. 73 УК РФ, то суду вначале следует назначить наказание по совокупности преступлений, совершенных после вынесения первого приговора, и при наличии оснований, предусмотренных ст. 74 УК РФ, отменить условное осуждение и назначить наказание по совокупности приговоров (ст. 70 УК РФ), затем назначить наказание по совокупности преступлений, совершенных до вынесения первого приговора, окончательно определив наказание по правилам ч. 5 ст. 69 УК РФ (Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 11.01.2007 г. № 2 "О практике назначения Судами Российской Федерации уголовного наказания").
Приговором Кировского районного суда г. Кемерово от 11.04.2013 г. Б., был осужден: по ч. 1 ст. 228.1 УК РФ с применением ст. 64 УК РФ к 2 годам лишения свободы; по ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 228.1 УК РФ с применением ст. 64 УК РФ к 2 годам 8 месяцам лишения свободы.
На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения назначенных наказаний Б. назначено 3 года лишения свободы.
В соответствии с ч. 5 ст. 74 УК РФ судом отменено условное осуждение по приговорам Центрального районного суда г. Кемерово от 11.10.2012 г. и Кировского районного суда г. Кемерово от 31.01.2013 г.
На основании ст. 70 УК РФ по совокупности приговоров к наказанию, назначенному в порядке ч. 3 ст. 69 УК РФ, частично присоединено не отбытое наказание по указанным приговорам и окончательно к отбытию назначено наказание в виде 3 лет 3 месяцев лишения свободы.
По результатам рассмотрения апелляционного представления на приговор судебная коллегия по уголовным делам Кемеровского областного суда пришла к выводу, что по данному делу судом первой инстанции был нарушен порядок назначения наказания.
Как видно из материалов дела, преступление, предусмотренное ч. 1 ст. 228.1 УК РФ, было совершено Б. в течение испытательного срока, установленного приговором от 11.10.2012 г., но до его условного осуждения по приговору от 31.01.2013 г.
Между тем, преступление, предусмотренное ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 228.1 УК РФ, совершено осужденным в течение испытательного срока, установленного приговорами от 11.10.2012 г. и 31.01.2013 г.
Однако, несмотря на то, что преступление, предусмотренное ч. 1 ст. 228.1 УК РФ, было совершено Б. до вынесения в отношении него приговора от 31.01.2013 г., суд назначил ему окончательное наказание по правилам ст. 70 УК РФ, с учетом наказания как по приговору от 11.10.2012 г., так и по приговору от 31.01.2013 г.
Принимая во внимание названные обстоятельства, судебная коллегия приговор в отношении Б. изменила, определив следующее.
На основании ст. 70 УК РФ по совокупности приговоров к наказанию, назначенному Б. по ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 228.1 УК РФ, частично присоединить не отбытое наказание по приговорам Центрального районного суда г. Кемерово от 11.10.2012 г., Кировского районного суда г. Кемерово от 31.01.2013 г. и назначить 2 года 11 месяцев лишения свободы.
В соответствии с ч. 5 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказания, назначенного в порядке ст. 70 УК РФ, и наказания, назначенного по ч. 1 ст. 228.1 УК РФ, окончательно к отбытию назначить Б. 3 года 3 месяца лишения свободы (апелляционное определение от 14.06.2013 г.).

Назначение наказания при постановлении приговора в особом
порядке, предусмотренном гл. 40 УПК РФ, с учетом требований
ст. ст. 62, 68 УК РФ.

По смыслу закона в случае рассмотрения дела в порядке, предусмотренном гл. 40 УПК РФ, и при наличии оснований, предусмотренных ч. 1 ст. 62 УК РФ, наказание назначается сначала с учетом требований ч. 5 ст. 62 УК РФ в связи с рассмотрением дела в особом порядке и лишь после этого определяется по правилам ч. 1 ст. 62 УК РФ.
Приговором Заводского районного суда г. Новокузнецка от 08.11.2012 г. Б. осужден по п. "в" ч. 2 ст. 158 УК РФ с применением ч. ч. 1, 5 ст. 62 УК РФ к 2 годам 6 месяцам лишения свободы в соответствии со ст. 73 УК РФ условно с испытательным сроком 2 года 6 месяцев.
По данному делу судом в качестве смягчающего наказание обстоятельства учтена явка с повинной и постановлено назначить наказание в соответствии с положениями ч. ч. 1, 5 ст. 62 УК РФ.
Однако, приняв решение о назначении Б. наказания с учетом указанных норм уголовного закона, суд не учел, что в таком случае максимально возможное наказание по ч. 2 ст. 158 УК РФ для осужденного составляет 2 года 2 месяца 20 дней, поскольку вначале оно определяется с учетом требований ч. 5 ст. 62 УК РФ и лишь после этого по правилам ч. 1 ст. 62 УК РФ.
С учетом изложенного, судебной коллегией по уголовным делам Кемеровского областного суда приговор изменен: назначенное Б. наказание снижено до 2 лет 1 месяца лишения свободы (кассационное определение от 15.01.2013 г.).

Приговором Крапивинского районного суда от 31.07.2013 г. З. осужден по п. "б" ч. 2 ст. 158 УК РФ и п. "в" ч. 2 ст. 158 УК РФ с применением ч. 5 ст. 62, ч. 3 ст. 68 УК РФ к 2 годам лишения свободы за каждое из преступлений.
На основании ч. 2 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний З. назначено 2 года 2 месяца лишения свободы. На основании ст. 73 УК РФ назначенное наказание постановлено считать условным с испытательным сроком 2 года.
Дело рассмотрено в особом порядке, предусмотренном гл. 40 УПК РФ.
Судом первой инстанции был установлен ряд смягчающих наказание обстоятельств, с учетом которых принято решение о назначении З. наказания без учета совершения им преступлений при рецидиве.
Вместе с тем, принимая во внимание требования ч. 5 ст. 62 УК РФ, устанавливающие пределы наказания при постановлении приговора в особом порядке, а также решение суда о применении правил ч. 3 ст. 68 УК РФ, то есть назначении наказания без учета рецидива преступлений, суд не вправе был назначить З. более 1 года 1 месяца лишения свободы за каждое из совершенных преступлений.
Учитывая указанные обстоятельства, назначенное З. наказание за каждое из преступлений и по совокупности снижено (апелляционное постановление Кемеровского областного суда от 01.10.2013 г.).

Назначение наказания в виде ограничения свободы

В соответствии с требованиями ч. 1 ст. 53 УК РФ в случае назначения наказания в виде ограничения свободы обязательно установление судом обязанности являться в специализированный государственный орган, осуществляющий надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы, от одного до четырех раз в месяц для регистрации.
Приговором Зенковского районного суда г. Прокопьевска от 23.10.2012 г. Т. и Н. осуждены по ч. 3 ст. 30, ч. 4 ст. 159 УК РФ к 4 и 5 годам лишения свободы соответственно с ограничением свободы сроком 1 год каждому и возложением обязанностей, способствующих исполнению наказания. Наказание назначено с применением ст. 73 УК РФ условно с испытательным сроком 3 года.
Вместе с тем, при назначении наказания в виде ограничения свободы суд первой инстанции, вопреки требованиям ст. 53 УК РФ, не возложил на осужденных обязанность являться для регистрации в специализированный государственный орган, осуществляющий надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы, то есть фактически не назначил наказание в виде ограничения свободы.
При изложенных обстоятельствах, судебная коллегия по уголовным делам Кемеровского суда исключила из приговора в отношении Т. и Н. указание о назначении им дополнительного наказания в виде ограничения свободы (кассационное определение от 07.02.2013 г.).

В соответствии с ч. 6 ст. 53 УК РФ ограничение свободы не назначается лицам, не имеющим места постоянного проживания на территории Российской Федерации.
Приговором Рудничного районного суда г. Прокопьевска от 11.06.2013 г. М. осужден: по ч. 1 ст. 111 УК РФ к 4 годам лишения свободы; по ч. 1 ст. 105 УК РФ к 9 годам лишения свободы с ограничением свободы на 2 года. На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений ему назначено 13 лет лишения свободы с ограничением свободы на 2 года.
Изменяя приговор, судебная коллегия по уголовным делам Кемеровского областного суда отметила, что, согласно материалам дела, М. постоянного места жительства в РФ не имеет. Осужденный зарегистрирован по месту жительства у родственников жены в г. Гурьевске Кемеровской области, где долгое время не проживает; по другому известному адресу жилье снимал, и считать его постоянным местом жительства нельзя.
С учетом изложенного, суд апелляционной инстанции определил исключить из приговора указание суда о назначении М. дополнительного наказания в виде ограничения свободы (апелляционное определение от 06.11.2013 г.).

Рецидив преступлений
Определение вида рецидива и исправительного учреждения

Согласно ст. 18 УК РФ рецидивом преступлений признается совершение умышленного преступления лицом, имеющим судимость за ранее совершенное умышленное преступление.
Вместе с тем, при признании рецидива преступлений не учитываются:
а) судимости за умышленные преступления небольшой тяжести;
б) судимости за преступления, совершенные лицом в возрасте до восемнадцати лет;
в) судимости за преступления, осуждение за которые признавалось условным либо по которым предоставлялась отсрочка исполнения приговора, если условное осуждение или отсрочка исполнения приговора не отменялись, и лицо не направлялось для отбывания наказания в места лишения свободы, а также судимости, снятые или погашенные в порядке, установленном ст. 86 УК РФ.
Приговором Центрального районного суда г. Новокузнецка от 28.09.2012 г. И. осужден по п. "а" ч. 3 ст. 158 УК РФ с применением ч. 5 ст. 62 УК РФ к 3 годам лишения свободы, на основании ст. 70 УК РФ по совокупности с наказанием, назначенным приговором от 02.02.2012 года, к 3 годам 6 месяцам лишения свободы.
Проверив материалы дела по кассационному представлению, судебная коллегия по уголовным делам Кемеровского областного суда изменила приговор суда по следующим основаниям.
В соответствии с п. "в" ч. 4 ст. 18 УК РФ при признании рецидива преступлений не учитываются судимости за преступления, осуждение за которые признавалось условным, если условное осуждение не отменялось и лицо не направлялось для отбывания наказания в места лишения свободы.
Согласно приговору суда, отягчающим наказание обстоятельством по данному делу признано наличие в действиях И. рецидива преступлений, поскольку ранее он был осужден приговором от 02.02.2012 г. к наказанию в виде лишения свободы условно, однако, впоследствии условное осуждение по этому приговору было И. отменено.
Однако, согласно материалам дела, условное осуждение было отменено И. уже после совершения им преступления, за которое он осужден по данному делу. Таким образом, поскольку на момент совершения И. нового преступления условное осуждение по предыдущему приговору отменено не было, то в его действиях отсутствует рецидив преступлений.
С учетом этого обстоятельства и установленных приговором суда смягчающих наказание обстоятельств, судебная коллегия пришла к выводу, что назначенное И. наказание подлежит снижению.
В результате судом кассационной инстанции определено исключить из приговора указание на наличие в действиях И. отягчающего наказание обстоятельства - рецидива преступлений и снизить назначенное ему наказание (кассационное определение от 15.02.2013 г.).

В соответствии с п. "а" ч. 3 ст. 18 УК РФ при совершении лицом тяжкого преступления, за которое оно осуждается к реальному лишению свободы, если ранее это лицо два раза было осуждено за тяжкое преступление к реальному лишению свободы, рецидив преступлений признается особо опасным.
Мужчинам, осужденным при особо опасном рецидиве преступлений, отбывание наказания в виде лишения свободы назначается в исправительных колониях особого режима (п. "г" ч. 1 ст. 58 УК РФ).
Приговором Тяжинского районного суда от 26.08.2013 г. К. осужден по п. "г" ч. 2 ст. 161 УК РФ к 2 годам лишения свободы. На основании ст. 70 УК РФ по совокупности приговоров к назначенному наказанию частично присоединена не отбытая часть наказания по другому приговору и окончательно назначено 2 года 3 месяца лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.
Вместе с тем, суд первой инстанции установил, что осужденный К. имеет две непогашенные и неснятые судимости за особо тяжкое и тяжкое преступления. Учитывая, что новое преступление, за которое он осужден по данному делу, относится к категории тяжких, в действиях К. имеется особо опасный рецидив преступлений, и отбывать наказание ему следовало назначить в исправительной колонии особого режима.
При изложенных обстоятельствах, судебная коллегия по уголовным делам Кемеровского областного суда определила признать в действиях осужденного К. наличие особо опасного рецидива преступлений, назначить ему для отбывания наказания исправительную колонию особого режима (апелляционное определение от 01.11.2013 г.).

Согласно п. "а" ч. 1 ст. 58 УК РФ осужденным к лишению свободы за совершение умышленных преступлений небольшой и средней тяжести, ранее не отбывавшим лишение свободы, отбывание наказания назначается в колониях-поселениях. С учетом обстоятельств совершения преступления и личности виновного, суд может назначить указанным лицам отбывание наказания в исправительной колонии общего режима с указанием мотивов принятого решения.
При этом, согласно разъяснениям, содержащимся в п. 10 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 12.11.2001 г. № 14 "О практике назначения судами видов исправительных учреждений" не может рассматриваться как ранее отбывавшее наказание в виде лишения свободы лицо, осуждавшееся к наказанию в виде исправительных работ, которому по основаниям, предусмотренным ч. 3 ст. 50 УК РФ, этот вид наказания был заменен лишением свободы.
Приговором Березовского городского суда от 14.08.2013 г. С. осужден по п. "в" ч. 2 ст. 158 УК РФ с применением ч. 1 ст. 62 УК РФ к 11 месяцам лишения свободы. На основании ст. 70 УК РФ по совокупности с наказанием, назначенным приговором от 18.02.2013 г., С. окончательно назначен 1 год лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии общего режима.
Вместе с тем, С. ранее был осужден приговором от 18.02.2013 г. за совершение преступления небольшой тяжести к 1 году исправительных работ, которые впоследствии были ему заменены на 4 месяца лишения свободы. По данному делу С. осужден за совершение преступления средней тяжести.
Учитывая данные обстоятельства и требования ч. 1 ст. 58 УК РФ, суду первой инстанции следовало привести мотивы, по которым он счел необходимым назначить С. отбывание наказания в исправительной колонии общего режима, а не в колонии-поселении.
С учетом изложенного, суд апелляционной инстанции приговор изменил, постановив назначить местом отбывания С. наказания колонию-поселение (апелляционное постановление Кемеровского областного суда от 16.10.2013 г.).

В соответствии с п. "а" ч. 1 ст. 58 УК РФ осужденным за преступления, совершенные по неосторожности, назначается для отбывания колония-поселение.
В колонии - поселения могут быть направлены осужденные к лишению свободы за преступления, совершенные по неосторожности, независимо от срока наказания и предыдущих судимостей (п. 2 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 12.11.2001 г. № 14 "О практике назначения судами видов исправительных учреждений").
Приговором Кировского районного суда г. Кемерово от 30.10.2013 г. Т. осужден по ч. 4 ст. 264 УК РФ, с учетом положений ч. 5 ст. 62 УК РФ, к 3 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима с лишением права управлять транспортными средствами сроком 3 года.
Назначая осужденному Т. отбывание наказания в исправительной колонии общего режима, суд первой инстанции мотивировал принятое решение тем, что Т. не относится к лицам, ранее не отбывавшим лишение свободы, так как имеет неснятую и непогашенную судимость по предыдущему приговору к реальному лишению свободы.
Каких-либо иных мотивов для назначения осужденному вместо колонии-поселения исправительной колонии общего режима в приговоре указано не было.
Однако, суд первой инстанции не учел, что при назначении вида исправительного учреждения за совершение неосторожного преступления наличие предыдущих судимостей и вид наказания, назначенного по предыдущим приговорам, значения не имеет.
При таких обстоятельствах, суд апелляционной инстанции посчитал необходимым приговор изменить и направить осужденного Т. для отбывания наказания в колонию-поселение (апелляционное постановление Кемеровского областного суда от 23.12.2013 г.).

Иные ошибки при назначении наказания

В соответствии со ст. 56 УК РФ наказание в виде лишения свободы может быть назначено осужденному, совершившему впервые преступление небольшой тяжести, только при наличии отягчающих обстоятельств, предусмотренных ст. 63 УК РФ.
Приговором Гурьевского городского суда от 03.04.2013 г. Ю. осужден с применением правил ч. 1, ч. 5 ст. 62 УК РФ по ч. 1 ст. 158, п. "в" ч. 2 ст. 158, п. "г" ч. 2 ст. 161 УК РФ к наказанию в виде лишения свободы на различные сроки за каждое из преступлений, на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ к 2 годам 6 месяцам лишения свободы с применением ст. 73 УК РФ условно с испытательным сроком 1 год.
Вместе с тем, судом не было учтено то, что Ю. ранее не судим, поэтому считается совершившим преступления впервые, в том числе преступление, предусмотренное ч. 1 ст. 158 УК РФ, относящееся к категории небольшой тяжести.
Учитывая, что отягчающих наказание обстоятельств по делу установлено не было, назначение Ю. за преступление, предусмотренное ч. 1 ст. 158 УК РФ, наказания в виде лишения свободы является незаконным.
С учетом данного обстоятельства, судебной коллегией по уголовным делам Кемеровского областного суда приговор в отношении Ю. изменен, определено снизить назначенное ему наказание по ч. 1 ст. 158 УК РФ с 6 месяцев лишения свободы до 6 месяцев исправительных работ с удержанием 10% заработка в доход государства. Окончательное наказание снижено до 2 лет 4 месяцев лишения свободы (апелляционное определение от 20.06.2013 г.).

В соответствии с ч. 1 ст. 73 УК РФ суд не вправе назначать условное осуждение:
а) осужденным за преступления против половой неприкосновенности несовершеннолетних, не достигших четырнадцатилетнего возраста;
б) при совершении тяжкого или особо тяжкого преступления в течение испытательного срока при условном осуждении, назначенном за совершение умышленного преступления, либо в течение не отбытой части наказания, назначенного за совершение умышленного преступления, при условно-досрочном освобождении;
в) при опасном или особо опасном рецидиве.
Апелляционным определением судебной коллегии по уголовным делам Кемеровского областного суда от 11.06.2013 г. изменен приговор Тяжинского районного суда от 18.03.2013 г. в отношении Б., осужденной по ч. 1 ст. 111 УК РФ к 3 годам 6 месяцам лишения свободы с применением ст. 73 УК РФ условно с испытательным сроком 2 года.
Согласно приговору суда, при определении вида и размера наказания, в числе прочего, судья учел наличие в действиях Б. опасного рецидива преступлений, который подтверждается материалами дела.
Однако, несмотря на указанное обстоятельство, в нарушение требований ч. 1 ст. 73 УК РФ, суд постановил считать назначенное осужденной наказание в виде лишения свободы условным.
Суд апелляционной инстанции устранил допущенное нарушение, отменил назначение Б. наказания с применением ст. 73 УК РФ и определил ей 3 года 6 месяцев лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

Согласно ч. 1 ст. 50 УК РФ осужденный, имеющий основное место работы, отбывает исправительные работы по месту работы.
В нарушение данной нормы Гурьевский городской суд назначил осужденному Л. наказание в виде исправительных работ, указав, что оно подлежит отбыванию в местах, определяемых органом местного самоуправления по согласованию с уголовно-исполнительной инспекцией, не приняв во внимание то обстоятельство, что Л. трудоустроен (приговор от 17.10.2013 г.).
С учетом изложенного, суд апелляционной инстанции посчитал необходимым внести в приговор изменение, указав, что назначенное наказание Л. надлежит отбывать по основному месту работы (апелляционное постановление Кемеровского областного суда от 10.12.2013 г.).

Санкция ч. 1 ст. 264 УК РФ не предусматривает назначение дополнительного наказания в виде лишения права управлять транспортными средствами при назначении основного наказания в виде ограничения свободы.
Приговором Куйбышевского районного суда г. Новокузнецка от 15.10.2013 г. Е. осуждена по ч. 1 ст. 264 УК РФ с применением ч. 5 ст. 62 УК РФ к 1 году ограничения свободы с лишением права управлять транспортными средствами на срок 2 года, с возложением обязанностей, способствующих исправлению осужденной.
Вместе с тем, суд первой инстанции, назначая Е. дополнительное наказание в виде лишения права управлять транспортными средствами, не указал основания, по которым он пришел к выводу о необходимости применения в отношении осужденной дополнительного наказания, как это предусматривает ст. 47 УК РФ.
Учитывая характер и степень общественной опасности совершенного преступления, а также личность осужденной, суд апелляционной инстанции посчитал такое решение нецелесообразным.
В результате из приговора исключено указание суда о применении в отношении Е. дополнительного наказания в виде лишения права управлять транспортными средствами (апелляционное постановление Кемеровского областного суда от 06.12.2013 г.).

В соответствии с ч. 2 ст. 22 УК РФ психическое расстройство, не исключающее вменяемости, учитывается судом при назначении наказания.
Приговором Промышленновского районного суда от 09.10.2013 г. П. осужден по ч. 2 ст. 162 УК РФ с применением ч. 1 ст. 62, ч. 6 ст. 88 УК РФ к 2 годам лишения свободы без штрафа и ограничения свободы с отбыванием в воспитательной колонии.
Между тем, согласно заключению психолого-психиатрической экспертизы П. страдает хроническим психическим расстройством в форме умственной отсталости легкой степени с нарушением поведения (олигофрения), что судом учтено не было.
В связи с этим, судебная коллегия по уголовным делам Кемеровского областного суда, учитывая психическое расстройство осужденного П., посчитала необходимым снизить назначенное ему наказание (апелляционное определение от 18.12.2013 г.).

В соответствии с п. "в" ч. 1 ст. 73 УК РФ условное осуждение не назначается при опасном или особо опасном рецидиве.
Приговором Топкинского городского суда от 15.05.2013 г. У. был осужден по ч. 2 ст. 228 УК РФ к 3 годам 6 месяцам лишения свободы. На основании ст. 73 УК РФ назначенное ему наказание постановлено считать условным с испытательным сроком 3 года 6 месяцев с возложением обязанностей.
Между тем, суд первой инстанции не дал должной оценки тому обстоятельству, что в действиях У. усматривается особо опасный рецидив преступлений, поскольку ранее он был дважды осужден за совершение особо тяжкого и тяжкого преступлений к реальному лишению свободы (данные судимости не погашены и не сняты), а по данному делу признан виновным в совершении тяжкого преступления.
Несмотря на наличие в действиях У. особо опасного рецидива преступлений, суд постановил считать назначенное ему наказание в виде лишения свободы считать условным.
Судебная коллегия по уголовным делам Кемеровского областного суда исключила из приговора указание на назначение У. наказания с применением ст. 73 УК РФ и определила направить его для отбывания наказания в исправительную колонию особого режима (апелляционное определение от 30.07.2013 г.).

Исходя из положений ч. 2 ст. 63 УК РФ обстоятельства, относящиеся к признакам состава преступления, предусмотренного соответствующей статьей Особенной части УК РФ, должны учитываться при оценке судом характера и степени общественной опасности содеянного. Однако, эти же обстоятельства не могут быть повторно учтены при назначении наказания (п. 4 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29.10.2009 г. № 20 "О некоторых вопросах судебной практики назначения и исполнения уголовного наказания").
Данные разъяснения не были учтены Мариинским городским судом по делу в отношении П., осужденного по ч. 1 ст. 111 УК РФ за умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни человека, повлекшего за собой потерю органа, прерывание беременности (приговор от 18.09.2013 г.).
Изменяя судебное решение по апелляционной жалобе, судебная коллегия по уголовным делам Кемеровского областного суда отметила, что, решая вопрос о виде размере наказания, суд, в нарушение уголовного закона, учел в качестве отягчающего наказание обстоятельства тот факт, что преступление было совершено в отношении женщины, заведомо для виновного находящейся в состоянии беременности. Указание об этом исключено из приговора суда (апелляционное определение от 27.11.2013 г.).

Нарушения норм материального права, не связанные
с квалификацией и назначением наказания

Согласно ч. 1 ст. 1079 ГК РФ юридические лица и граждане, деятельность которых связана с повышенной опасностью для окружающих, в частности, использованием транспортных средств, обязаны возместить вред, причиненный источником повышенной опасности, если не докажут, что вред возник вследствие непреодолимой силы или умысла потерпевшего.
Обязанность возмещения вреда возлагается на юридическое лицо или гражданина, которые владеют источником повышенной опасности на праве собственности, праве хозяйственного ведения или праве оперативного управления либо на ином законном основании (на праве аренды, по доверенности на право управления транспортным средством, в силу распоряжения соответствующего органа о передаче ему источника повышенной опасности и т.п.).
В соответствии с ч. 1 ст. 1068 ГК РФ юридическое лицо либо гражданин возмещает вред, причиненный его работником при исполнении трудовых (служебных, должностных) обязанностей.
Приговором Яшкинского районного чуда от 13.08.2013 г. Г. осужден по ч. 1 ст. 264 УК РФ с применением ч. ч. 1, 5 ст. 62 УК РФ к 1 году ограничения свободы.
С осужденного в пользу потерпевшего С. взыскана компенсация морального вреда в размере 100 000 рублей, а также расходы по оказанию юридической помощи в сумме 8 000 рублей.
Согласно приговору суда, Г. совершил преступление при управлении автобусом, владельцем которого является МБОУ "А..", с которым Г. состоит в трудовых отношениях, работая в данном учреждении в качестве водителя. В момент дорожно-транспортного происшествия Г. был при исполнении своих трудовых обязанностей.
С учетом данных обстоятельств, суду первой инстанции следовало определить надлежащего ответчика по иску С., которым в данном случае является владелец источника повышенной опасности - МБОУ "А..".
Принимая во внимание изложенное, приговор в отношении Г. в части взыскания с него компенсации морального вреда отменен, исковое заявление С. передано на новое рассмотрение в порядке гражданского судопроизводства (апелляционное постановление Кемеровского областного суда от 04.10.2013 г.).

В соответствии со ст. 81 УК РФ лицо, у которого после совершения преступления наступило психическое расстройство, лишающее его возможности осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими, освобождается от наказания, а лицо, отбывающее наказание, освобождается от дальнейшего его отбывания. Таким лицам суд может назначить принудительные меры медицинского характера.
В случае выздоровления указанные лица могут подлежать уголовной ответственности и наказанию, если не истекли сроки давности, предусмотренные ст. ст. 78, 83 УК РФ.
Постановлением Центрального районного суда г. Новокузнецка от 19.03.2013 г. в отношении К. были применены принудительные меры медицинского характера.
Как указала судебная коллегия по уголовным делам Кемеровского областного суда, суд первой инстанции обоснованно пришел к выводу о том, что К. подлежит освобождению от наказания в соответствии с требованиями ч. 1 ст. 81 УК РФ.
Однако, одновременно суд первой инстанции освободил К. и от уголовной ответственности, что не основано на законе, поскольку в момент совершения запрещенного уголовным законом деяния К. не находился в состоянии невменяемости.
При изложенных обстоятельствах, указание на освобождение К. от уголовной ответственности из постановления суда исключено (апелляционное определение от 25.10.2013 г.).

3. Нарушение норм уголовно-процессуального закона

Несоответствие приговора фактическим обстоятельствам дела,
установленным судом первой инстанции

Приговором Ленинского районного суда г. Кемерово от 06.06.2013 г. С. осужден по ч. 4 ст. 111 УК РФ за умышленное причинение Д. тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни, повлекшего по неосторожности смерть Д.
Согласно приговору суда С., действуя из неприязненных отношений к Д., умышленно, с целью причинения тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни человека, подошел к Д. и нанес ему 2 удара кулаками в область подбородка и правого глаза, от которых последний упал на землю и ударился затылочной частью головы о лед. В результате умышленных действий С. потерпевшему была причинена закрытая черепно-мозговая травма, квалифицированная как тяжкий вред здоровью по признаку опасности для жизни, повлекшая по неосторожности смерть Д.
Рассмотрев дело по апелляционным жалобам и представлению, судебная коллегия по уголовным делам Кемеровского областного суда пришла к выводу о том, что приговор в отношении С. не соответствует фактическим обстоятельствам, установленным судом первой инстанции.
Так, суд сослался в приговоре как на доказательства вины С. в умышленном причинении тяжкого вреда здоровью, повлекшего по неосторожности смерть потерпевшего, на заключения экспертов, согласно которым, в частности, закрытая черепно-мозговая травма образовалась у Д. от не менее чем 3 воздействий тупого твердого предмета: в затылочную область слева, область правого глаза и подбородочную область.
Вместе с тем, суд пришел к выводу о том, что тяжкий вред, повлекший по неосторожности смерть Д., был причинен последнему в результате умышленного нанесения осужденным 2 ударов - в область правого глаза и подбородка, степень тяжести которых экспертами в своих заключениях не определена. При этом, судом первой инстанции не дана оценка тому обстоятельству, что смерть потерпевшего наступила от черепно-мозговой травмы, образовавшейся от 3 ударных воздействий, одно из которых - затылком головы о лед.
Кроме того, не нашло оценки в приговоре то обстоятельство, охватывалось ли умыслом осужденного получение потерпевшим тяжкого телесного повреждения в результате падения от его ударов. Эксперт, допрошенный в судебном заседании, не смог дать ясный ответ о степени тяжести телесных повреждений от ударов в область правого глаза и подбородка.
Между тем, выяснение указанных выше обстоятельств может повлиять на выводы о квалификации действий осужденного. По мнению судебной коллегии, следовало рассмотреть возможность назначения комиссионной судебно-медицинской экспертизы для их выяснения и устранения имеющихся противоречий.
С учетом изложенного, судебная коллегия пришла к выводу о том, что судом первой инстанции были допущены нарушения уголовно-процессуального закона, влекущие его отмену.
Апелляционным определением от 05.11.2013 г. приговор Ленинского районного суда г. Кемерово в отношении С. отменен, уголовное дело направлено на новое судебное рассмотрение.

Рассмотрение дела в особом порядке, предусмотренном
главой 40 УПК РФ

В соответствии с требованиями ч. 2 ст. 315 УПК РФ обвиняемый вправе заявить ходатайство о постановлении приговора без проведения судебного разбирательства в общем порядке в момент ознакомления с материалами уголовного дела и на предварительном слушании, когда оно является обязательным в соответствии со ст. 229 УПК РФ, следовательно, ходатайство о применении особого порядка судебного разбирательства может быть удовлетворено лишь в том случае, если оно заявлено до назначения судебного заседания.
Под обвинением, с которым соглашается обвиняемый, заявляя ходатайство о постановлении приговора без проведения судебного разбирательства в общем порядке, следует понимать фактические обстоятельства содеянного обвиняемым, форму вины, мотивы совершения деяния, юридическую оценку содеянного, а также характер и размер вреда, причиненного деянием обвиняемого (п. 5 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 05.12.2006 г. № 60 "О применении судами особого порядка судебного разбирательства уголовных дел").
Приговором Беловского городского суда от 29.05.2013 г. У. признан виновным и осужден за совершение ряда хищений. Уголовное дело рассмотрено в особом порядке судебного разбирательства.
При этом, как отметил суд апелляционной инстанции, из протокола ознакомления обвиняемого и его защитника с материалами уголовного дела видно, что У. не пожелал воспользоваться правом, предусмотренным п. 2 ч. 5 ст. 217 УПК РФ, и при разъяснении ему права ходатайствовать об особом порядке принятия судебного решения такого ходатайства не заявил.
Предварительное слушание по делу не проводилось.
Согласно материалам дела, ходатайство о рассмотрении уголовного дела в особом порядке подсудимым было заявлено и в нарушение закона удовлетворено судом на стадии назначения судебного заседания.
Кроме того, как следует из материалов дела, хотя и соглашаясь с предъявленным обвинением, подсудимый У. не признал исковые требования потерпевших, что означает, что по делу не были соблюдены все условия, необходимые для постановления приговора без проведения судебного разбирательства в общем порядке.
Данные обстоятельства, по мнению судебной коллегии по уголовным делам Кемеровского областного суда, свидетельствуют о существенных нарушениях уголовно-процессуального закона, неустранимых в суде апелляционной инстанции.
Обвинительный приговор в отношении У. отменен с направлением дела на новое рассмотрение в суд первой инстанции (апелляционное определение от 27.11.2013 г.).

При рассмотрении вопроса о возможности принятия судебного решения без проведения судебного разбирательства в общем порядке судам надлежит, в том числе, устанавливать, обоснованно ли предъявленное лицу обвинение, подтверждено ли оно собранными по делу доказательствами.
Приговором Заводского районного суда г. Кемерово от 17.10.2013 г. Б. была признана виновной в применении насилия, не опасного для жизни и здоровья, в отношении представителя власти в связи с исполнением им своих должностных обязанностей, то есть совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 318 УК РФ.
Дело рассмотрено в порядке особого судопроизводства, предусмотренного гл. 40 УПК РФ.
Вместе с тем, по мнению суда апелляционной инстанции, сделать бесспорный вывод о подтверждении предъявленного Б. обвинения доказательствами, собранными по данному уголовному делу, и правильности квалификации ее действий, без рассмотрения дела в общем порядке не представлялось возможным по следующим основаниям.
Как усматривается из показаний осужденной Б. на предварительном следствии, она, находясь в зале судебного заседания в помещении суда, где проводилось судебное разбирательство по уголовному делу в отношении нее и других лиц по обвинению в совершении преступления, оскорбила нецензурным словом государственного обвинителя и бросила в него свой сотовый телефон, желая причинить ему физическую боль.
Суд первой инстанции согласился с квалификацией действий Б., предложенной органами предварительного следствия, по ч. 1 ст. 318 УК РФ как применение насилия, не опасного для жизни и здоровья, в отношении представителя власти в связи с исполнением им своих должностных обязанностей.
Однако, при этом суд не учел, что преступление, предусмотренное ч. 1 ст. 318 УК РФ, направлено против порядка управления, тогда как преступление, в совершении которого Б. фактически предъявлено обвинение, имеет другой видовой объект посягательства - общественные отношения, обеспечивающие нормальную деятельность прокурора в связи с рассмотрением дела в суде, относится к группе преступлений против правосудия и предусмотрено ч. 3 ст. 296 УК РФ, т.е. специальной нормой закона.
Таким образом, указал суд апелляционной инстанции, для правильности юридической оценки действий Б. по предъявленному обвинению уголовное дело подлежало рассмотрению в общем порядке, и суд был не вправе рассматривать его в порядке, предусмотренном гл. 40 УПК РФ.
Апелляционным постановлением Кемеровского областного суда от 20.12.2013 г. приговор в отношении Б. отменен.

Рассмотрение городскими (районными) судами уголовных дел
в апелляционном порядке

В соответствии п. 1 ст. 254 УПК РФ суд прекращает уголовное дело в судебном заседании, в том числе, если по делу будет установлено обстоятельство, указанное в п. 3 ч. 1 ст. 24 УПК РФ (истечение срока давности уголовного преследования).
В то же время если основание прекращения уголовного дела и уголовного преследования, указанное в п. 3 ч. 1 ст. 24 УПК РФ, обнаруживается в ходе судебного разбирательства, то суд продолжает рассмотрение дела в обычном порядке до его разрешения по существу и постановляет обвинительный приговор с освобождением осужденного от наказания (ч. 8 ст. 302 УПК РФ).
Приговором мирового судьи судебного участка № 5 Куйбышевского района г. Новокузнецка от 24.03.2011 г. Л. был осужден по ч. 1 ст. 115 УК РФ к наказанию в виде штрафа в размере 15 000 рублей.
По апелляционной жалобе осужденного Куйбышевским районным судом г. Новокузнецка приговор мирового судьи в отношении Л. отменен, уголовное дело в отношении него прекращено в связи с истечением сроков давности уголовного преследования (апелляционный приговор от 17.12.2012 г.).
Решение суда апелляционной инстанции было обжаловано Л. в кассационном порядке.
Проверив материалы уголовного дела, судебная коллегия по уголовным делам Кемеровского областного суда пришла к выводу о нарушении судом апелляционной инстанции требований уголовно-процессуального закона.
Преступление, инкриминируемое Л., совершено 08.10.2010 г., таким образом, исходя из положений ч. 1 ст. 78 УК РФ, срок давности уголовного преследования за данное преступление, составляющий два года со дня его совершения, истек 08.10.2012 г., т.е. после рассмотрения дела мировым судьей, но до постановления апелляционного приговора.
При таких обстоятельствах, суд апелляционной инстанции должен был руководствоваться не положениями ст. 254 УПК РФ, а ч. 8 ст. 302 УПК РФ и постановить обвинительный приговор с освобождением Л. от наказания, при условии соблюдения требования, установленного ч. 2 ст. 27 УПК РФ, о том, что прекращение уголовного преследования по основаниям, указанным в п. п. 3, 6 ч. 1 ст. 24 УПК РФ, не допускается, если обвиняемый против этого возражает.
По данному делу, отметила судебная коллегия, отсутствуют сведения о том, что Л. выразил свое согласие на прекращение в отношении него уголовного дела в связи с истечением сроков давности уголовного преследования.
При наличии указанных нарушений закона приговор суда апелляционной инстанции признан незаконным и отменен с направлением уголовного дела на новое апелляционное рассмотрение (кассационное определение от 22.03.2013 г.).

Суд апелляционной инстанции обязан устранить ошибки и нарушения закона, допущенные судом первой инстанции, и рассмотреть уголовное дело по существу с вынесением итогового судебного решения за исключением случаев, когда речь идет о существенных нарушениях уголовно-процессуального законодательства.
02.04.2012 г. Д. был осужден приговором мирового судьи судебного участка № 4 г. Анжеро-Судженска по ч. 1 ст. 115 УК РФ к штрафу в размере 20 000 рублей.
Приговором Анжеро-Судженского городского суда от 19.07.2013 г. приговор мирового судьи в отношении Д. отменен, по делу постановлен новый обвинительный приговор.
Вместе с тем, согласно апелляционному приговору основанием к отмене приговора мирового судьи от 02.04.2012 г. послужило нарушение права подсудимого Д. на защиту при разбирательстве дела в суде первой инстанции.
Таким образом, суд апелляционной инстанции, установив существенные нарушения уголовно-процессуального закона, а именно ст. 16 УПК РФ, отменил обвинительный приговор мирового судьи и постановил новый приговор.
Между тем, проверяя законность, обоснованность и справедливость приговора мирового судьи, суд апелляционной инстанции не вправе рассмотреть уголовное дело по существу с вынесением итогового судебного решения, когда судом первой инстанции было допущено существенное нарушение уголовно-процессуального закона, без устранения которого невозможно вынесение законного, обоснованного и справедливого решения, в частности, нарушение права подсудимого на защиту.
Учитывая вышеизложенное, приговор суда апелляционной инстанции в отношении Д. отменен, дело возвращено на новое апелляционное рассмотрение (кассационное определение судебной коллегии по уголовным делам Кемеровского областного суда от 12.09.2013 г.).

Иные нарушения требований УПК РФ

Уголовно-процессуальным законом РФ не предусмотрена возможность использования в качестве доказательства по уголовному делу заключения психофизиологического исследования лица, проведенного с использованием полиграфа.
Приговором Кемеровского районного суда г. Кемерово от 21.12.2012 г. Л. осужден по ч. 1 ст. 166 УК РФ к 1 году лишения свободы с применением ст. 73 УК РФ условно с испытательным сроком 1 год.
Рассмотрев кассационную жалобу адвоката осужденного, судебная коллегия по уголовным делам Кемеровского областного суда пришла к выводу об обоснованности и законности приговора суда, как в части квалификации действий Л., так и в части назначенного ему наказания.
Вместе с тем, судебная коллегия внесла изменения в судебное решение, посчитав необходимым исключить из описательно-мотивировочной части приговора указание как на доказательство по уголовному делу на заключения психофизиологических исследований в отношении потерпевшего Г. и свидетеля Б.
Суд кассационной инстанции отметил, что, ссылаясь в приговоре на исследования, проведенные с использованием полиграфа, суд не учел то, что результаты данных исследований в соответствии с уголовно-процессуальным законом не могут выступать доказательствами по уголовному делу (кассационное определение от 09.04.2013 г.).

В соответствии с п. 5 ч. 2 ст. 131 УПК РФ суммы, выплачиваемые адвокату за оказание им юридической помощи в случае участия адвоката в уголовном судопроизводстве по назначению, относятся к процессуальным издержкам.
Согласно ст. 132 УПК РФ суд вправе взыскать процессуальные издержки с осужденного. В случае имущественной несостоятельности лица, с которого должны быть взысканы процессуальные издержки, они возмещаются за счет средств федерального бюджета.
По смыслу закона решение о взыскании с осужденного процессуальных издержек должно приниматься по итогам судебного заседания после обсуждения в нем вопросов о возможности полного или частичного освобождения осужденного от уплаты процессуальных издержек. Осужденному в любом случае должно быть обеспечено право довести до сведения суда свои доводы по обсуждаемым вопросам.
При постановлении приговора в отношении Г., судом было принято решение о взыскании с осужденного в доход федерального бюджета процессуальных издержек, выразившихся в вознаграждении адвоката М. за его участие в качестве защитника Г. в ходе предварительного расследования (приговор Ленинского районного суда г. Кемерово от 01.03.2013 г.).
Между тем, как отметил суд апелляционной инстанции, постановление следователя о вознаграждении адвоката, по которому была произведена оплата участия адвоката М. в следственных действиях для защиты интересов Г., в судебном заседании не исследовалось. Мнение осужденного Г. по этому вопросу судом первой инстанции не выяснялось.
Таким образом, судом было нарушено право Г. на защиту, не были исследованы вопросы, подлежащие выяснению при принятии указанного решения, в том числе об имущественной состоятельности осужденного, на что указывал следователь в постановлении об оплате труда адвоката.
При таких обстоятельствах, приговор суда в части взыскания с осужденного Г. процессуальных издержек отменен с направлением дела в этой части на новое судебное рассмотрение (апелляционное определение судебной коллегии по уголовным делам Кемеровского областного суда от 30.05.2013 г.).

Согласно ст. 442 УПК РФ в ходе производства о применении принудительных мер медицинского характера по уголовному делу судом должны быть исследованы и разрешены следующие вопросы: имело ли место деяние, запрещенное уголовным законом; совершило ли деяние лицо, в отношении которого рассматривается данное уголовное дело; совершено ли деяние лицом в состоянии невменяемости; представляет ли психическое расстройство лица опасность для него или других лиц либо возможно ли причинение данным лицом иного существенного вреда; подлежит ли применению принудительная мера медицинского характера и, какая именно.
Постановлением Кировского районного суда г. Кемерово от 18.09.2013 г. М. освобожден от уголовной ответственности за совершение в состоянии невменяемости деяния, подпадающего под признаки общественно-опасного деяния, предусмотренного ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 234 УК РФ. На основании п. "а" ч. 1 ст. 97, п. "б" ч. 1 ст. 99 УК РФ к нему применены принудительные меры медицинского характера в виде принудительного лечения в психиатрическом стационаре общего типа.
Суд апелляционной инстанции согласился с выводом о том, что М. совершил деяние, подпадающее под признаки указанного выше состава преступления, и, с учетом данных судебно-психиатрической экспертизы о выраженности имеющихся у него психических расстройств, а также характера общественно-опасного деяния, М. представляет общественную опасность и нуждается в направлении на принудительное лечение в психиатрический стационар в соответствии с п. "а" ч. 1 ст. 97, п. "б" ч. 1 ст. 99 УК РФ.
Вместе с тем, рассматривая дело в отношении М., суд первой инстанции должен был руководствоваться требованиями главы 51 УПК РФ, регулирующей производство о применении принудительных мер медицинского характера, однако, вышел за пределы предоставленных ему прав, необоснованно разрешив вопросы о наличии вины и квалификации действий М. по ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 234 УК РФ.
При таких обстоятельствах, постановление Кировского районного суда г. Кемерово в отношении М. изменено, из описательно-мотивировочной части постановления исключено указание суда о признании М. виновным в покушении на незаконный сбыт сильнодействующих средств, не являющихся наркотическими средствами или психотропными веществами, и квалификации его действий по ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 234 УК РФ, а также об установлении умысла М. на совершение указанного деяния, запрещенного уголовным законом (апелляционное постановление Кемеровского областного суда от 21.11.2013 г.).

В соответствии со ст. ст. 44, 54 УПК РФ решение о признании лица гражданским истцом или ответчиком оформляется определением суда или постановлением судьи, следователя или дознавателя. Согласно требованиям ст. 268 УПК РФ председательствующий в судебном заседании обязан разъяснить гражданским истцу и ответчику их права и ответственность, предусмотренные уголовно-процессуальным законом.
Приговором Яйского районного суда от 05.04.2013 г. Г. осужден по ч. 5 ст. 264 УК РФ с применением ч. 1 ст. 62 УК РФ к 4 годам лишения свободы с лишением права управлять транспортным средством на 2 года.
Кроме того, по гражданскому иску с осужденного в пользу потерпевшего Б. взысканы компенсация морального вреда в сумме 50 000 рублей и расходы, понесенные на оплату юридических услуг.
Проверив судебное решение, судебная коллегия по уголовным делам Кемеровского областного суда пришла к выводу об отмене приговора в части разрешения гражданского иска по следующим основаниям.
Из материалов дела следует, что Б. предъявила иск к подсудимому уже в ходе судебного разбирательства по делу, однако, суд не разрешил вопрос о признании ее гражданским истцом, а подсудимого - гражданским ответчиком, и, как следствие, в нарушение ст. 268 УПК РФ, не разъяснил им права, предусмотренные ст. ст. 44, 54 УПК РФ.
В результате дело в части решения по гражданскому иску направлено в суд первой инстанции на новое рассмотрение в порядке гражданского судопроизводства (апелляционное определение от 23.07.2013 г.).

В соответствии с ч. 2 ст. 281 УПК РФ оглашение показаний не явившегося свидетеля без согласия сторон допускается в случае смерти свидетеля, тяжелой болезни, препятствующей явке в суд, отказа свидетеля, являющегося иностранным гражданином, явиться по вызову суда, стихийного бедствия или иных чрезвычайных обстоятельств, препятствующих явке в суд.
Приговором Новокузнецкого районного суда от 06.06.2013 г. П. был осужден за покушение на незаконный сбыт наркотических средств в крупном размере.
Судебная коллегия по уголовным делам Кемеровского областного суда проверив материалы уголовного дела и приговор, пришла к выводу о том, что виновность П. в совершении преступления установлена.
Вместе с тем, судебная коллегия посчитала необходимым изменить приговор, исключив из описательно-мотивировочной части приговора из числа доказательств по уголовному делу показания свидетеля К., данные им в ходе предварительного следствия и оглашенные в судебном заседании ввиду неявки свидетеля.
По мнению судебной коллегии, поскольку судом первой инстанции не было установлено обстоятельств, предусмотренных ч. 2 ст. 281 УПК РФ, и место нахождения свидетеля К. было известно, следовало осуществить принудительный привод указанного лица, а не оглашать его показания.
Судебная коллегия также отметила, что указание суда в приговоре об оглашении показаний свидетеля К. с согласия сторон опровергается протоколом судебного заседания, из которого видно, что при разрешении ходатайства государственного обвинителя об оглашении показаний указанного свидетеля осужденный и его защитник возражали против удовлетворения ходатайства (апелляционное определение от 11.09.2013 г.).

В соответствии с ч. 2 ст. 45 Конституции РФ каждый вправе защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом.
В силу ч. 2 ст. 49 УПК РФ одним из способов защиты от предъявленного обвинения является участие в судебном заседании в качестве защитника наряду с адвокатом одного из близких родственников обвиняемого или иного лица, допущенного к участию в деле по его ходатайству по определению или постановлению суда.
Из-за несоблюдения конституционного права подсудимого на защиту своих прав отменен приговор Центрального районного суда г. Новокузнецка от 10.04.2013 г. в отношении Р.
Судебная коллегия по уголовным делам Кемеровского областного суда, в частности, указала следующее.
Как видно из материалов дела, суд первой инстанции отказал подсудимому Р. в удовлетворении ходатайства о допуске Е. к участию в деле в качестве защитника наряду с адвокатом.
Свое решение суд мотивировал тем, что "право обвиняемого пользоваться помощью адвоката (защитника) не означает его право выбирать в качестве защитника любое лицо по своему усмотрению и не предполагает участие в деле любого лица в качестве защитника", а также тем, что "компетенция Е., как общественного защитника, ничем документально не подтверждена, и участие в качестве защитника данного лица не может гарантировать подсудимому квалифицированную юридическую помощь".
Между тем, суд первой инстанции не учел, что в соответствии с правовой позицией Конституционного Суда РФ, выраженной в Определении от 11.07.2006 г. № 268-О, отказ суда в предоставлении обвиняемому возможности воспользоваться закрепленным в ч. 2 ст. 49 УПК РФ способом защиты свидетельствует об ограничении гарантируемого ч. 2 ст. 45 Конституции РФ права и может иметь место лишь при наличии существенных к тому оснований, в том числе, предусмотренных уголовно-процессуальным законом обстоятельств, исключающих участие защитника в производстве по уголовному делу.
Содержащаяся в ч. 2 ст. 49 УПК РФ норма не предполагает право суда произвольно - без учета других норм УПК РФ, в частности, ч. 1 ст. 50 УПК РФ, предоставляющей обвиняемому право пригласить для участия в уголовном деле нескольких защитников, отклонять соответствующее ходатайство обвиняемого.
Решение, принятое председательствующим судьей по ходатайству осужденного Р. о допуске в качестве защитника Е., не отвечает указанным требованиям закона, а мотивы, по которым в допуске его к участию в деле отказано, приведенные судом в постановлении, противоречат требованиям не только ч. 2 ст. 49 УПК РФ, но и ч. 1 ст. 50 УПК РФ, согласно которым защитник приглашается обвиняемым, либо иными лицами по его поручению или с его согласия; обвиняемый вправе пригласить несколько защитников.
Кроме того, ссылка суда первой инстанции на отсутствие документального подтверждения компетенции Е. как защитника, а также на отсутствие гарантий оказания этим защитником квалифицированной юридической помощи, не основана на материалах дела. Как видно из протокола судебного заседания и постановления суда, Е., явившийся в судебное заседание с целью оказания юридической помощи подсудимому Р., пояснил, что имеет высшее юридическое образование и опыт работы по юридической специальности, ранее работал в прокуратуре, в настоящее время занимается частной юридической практикой.
При таких обстоятельствах, доводы осужденного о том, что при разбирательстве уголовного дела судом было нарушено его право на защиту, судебная коллегия признала обоснованными (апелляционное определение от 27.09.2013 г.).

В соответствии с требованиями ст. 134 УПК РФ суд в приговоре, определении, постановлении, а следователь, дознаватель в постановлении признают за оправданным либо лицом, в отношении которого прекращено уголовное преследование, право на реабилитацию.
По причине несоблюдения данного требования уголовно-процессуального закона был изменен приговор Мариинского городского суда от 06.11.2013 г. в отношении Р.
Приговором суда Р. был оправдан по части предъявленного органами предварительного следствия обвинения, однако, о признании за ним права на частичную реабилитацию суд первой инстанции в судебном решении не указал (апелляционное определение судебной коллегии по уголовным делам Кемеровского областного суда от 23.12.2013 г.).

Согласно ч. 2 ст. 31 УПК РФ районному суду подсудны уголовные дела о всех преступлениях, за исключением уголовных дел, указанных в частях первой и третьей указанной статьи.
Уголовные дела о преступлениях, за совершение которых максимальное наказание не превышает трех лет лишения свободы, за исключением прямо перечисленных в ч. 1 ст. 31 УПК РФ случаях, подсудны мировому судье.
Из-за нарушения правил подсудности судебной коллегией по уголовным делам Кемеровского областного суда был отменен приговор Таштагольского городского суда от 08.10.2013 г. в отношении Ш. (апелляционное определение от 19.12.2013).
Ш. обвинялась органами предварительного расследования и была осуждена городским судом по ч. 1 ст. 167 УК РФ, при том, что максимально возможное наказание за указанное преступление - лишение свободы на срок до двух лет.
Таким образом, в нарушение императивных требований закона о подсудности, уголовное дело в отношении Ш. без каких-либо оснований было принято к производству и рассмотрено по существу Таштагольским городским судом.

Раздел II. ОШИБКИ, ДОПУСКАЕМЫЕ ПРИ РАССМОТРЕНИИ ХОДАТАЙСТВ
ОБ ИЗБРАНИИ МЕРЫ ПРЕСЕЧЕНИЯ В ВИДЕ ЗАКЛЮЧЕНИЯ ПОД СТРАЖУ
(ПРОДЛЕНИИ СРОКА СОДЕРЖАНИЯ ПОД СТРАЖЕЙ)

Содержащиеся в ст. ст. 108, 109, 255 УПК РФ положения по своему конституционно-правовому смыслу не предполагают возможность принятия судом решения по вопросу об избрании подозреваемому (обвиняемому) меры пресечения в виде заключения под стражу или о продлении срока содержания под стражей без исследования представленных сторонами обвинения и защиты доказательств, подтверждающих наличие или отсутствие оснований для применения данной меры пресечения (Постановление Конституционного Суда РФ от 22.03.2005 г. № 4-П).
Постановлением Центрального районного суда г. Новокузнецка от 30.09.2013 г. Н. был продлен срок содержания под стражей до 01.01.2014 г.
Вместе с тем, из материалов уголовного дела следует, что вопрос о продлении Н. меры пресечения был рассмотрен судом в отсутствие участников процесса, что подтверждается протоколом судебного заседания.
Фундаментальное нарушение основ уголовного судопроизводства повлекло отмену постановления суда в отношении Н., вопрос о продлении ему меры пресечения разрешен по существу судом апелляционной инстанции (апелляционное постановление Кемеровского областного суда от 01.11.2013 г.).

В резолютивной части решения о применении меры пресечения в виде заключения под стражу в отношении подозреваемого, обвиняемого либо о продлении срока содержания под стражей этих лиц необходимо указывать, на какой срок принято соответствующее решение, а также дату окончания срока (постановление Пленума Верховного Суда РФ от 19.12.2013 г. № 41 "О практике применения судами мер пресечения в виде заключения под стражу, залога и домашнего ареста").
Апелляционным постановлением Кемеровского областного суда от 24.10.2013 г. внесено изменение в постановление Центрального районного суда г. Новокузнецка от 30.09.2013 г., которым К. изменена мера пресечения с подписки о невыезде и надлежащем поведении на заключение под стражу.
Суд первой инстанции в резолютивной части решения о применении меры пресечения в виде заключения под стражу не указал, на какой срок принял соответствующее решение и до какой даты следует исчислять срок заключения К. под стражу.

Срок содержания под стражей при расследовании преступлений, за исключением случаев, предусмотренных ч. ч. 2 - 4 ст. 109 УПК РФ, не должен превышать 2 месяцев, и не может быть установлен судом свыше срока предварительного следствия, которое по общему правилу должно быть закончено не позднее 2 месяцев со дня возбуждения уголовного дела.
Названные положения уголовно-процессуального закона не были учтены судьей Тяжинского районного суда при избрании Р. меры пресечения в виде заключения под стражу до 18.12.2013 г. включительно (постановление от 21.10.2013 г.).
Суд апелляционной инстанции, изменяя постановление, отметил, что уголовное дело в отношении Р. было возбуждено 08.09.2013 г., следовательно, срок предварительного расследования по делу истекает 08.11.2013 г., поэтому мера пресечения Р. может быть избрана только до указанной даты, а не "до 18.12.2013 г. включительно", как указал в обжалуемом постановлении суд (апелляционное постановление Кемеровского областного суда от 05.11.2013 г.).

Рассматривая ходатайство следователя об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу, суд не вправе предрешать в постановлении вопрос о виновности обвиняемого, подозреваемого в преступлении, либо ссылаться на обстоятельства, не предусмотренные статьей 97 УПК РФ.
Апелляционным постановлением Кемеровского областного суда от 13.09.2013 г. изменено постановление Промышленновского районного суда от 20.08.2013 г. о продлении срока содержания под стражей в отношении Х.
В частности, из описательно-мотивировочной части постановления суда первой инстанции исключено указание на то обстоятельство, что Х. совершил четыре умышленных преступления, поскольку на данной стадии уголовного судопроизводства Х. лишь обвиняется в их совершении.

Судья не вправе обосновывать свое решение об избрании обвиняемому (подозреваемому) меры пресечения в виде заключения под стражу (продлении срока содержания под стражей) обстоятельствами, не указанными в ходатайстве следователя.
Постановлением Заводского районного суда г. Кемерово от 16.07.2013 г. С. продлен срок содержания под стражей на 2 месяца.
В числе оснований принятия такого решения судья указал на то обстоятельство, что обвиняемый в совершении преступления С. может скрыться от органов предварительного следствия и суда.
Суд апелляционной инстанции исключил указание суда на данное обстоятельство, поскольку оно не содержалось в ходатайствах следственных органов об избрании и продлении С. меры пресечения в виде заключения под стражей, а суд не может выйти за пределы этих ходатайств (апелляционное постановление Кемеровского областного суда от 31.07.2013 г.).

Раздел III. ОТМЕНА ПОСТАНОВЛЕНИЙ О ВОЗВРАЩЕНИИ УГОЛОВНОГО
ДЕЛА ПРОКУРОРУ (СТ. 237 УПК РФ)

При решении вопроса о возвращении уголовного дела прокурору по основаниям, указанным в статье 237 УПК РФ, под допущенными при составлении обвинительного заключения или обвинительного акта нарушениями требований уголовно-процессуального закона следует понимать такие нарушения изложенных в статьях 220, 225 УПК РФ положений, которые служат препятствием для принятия судом решения по существу дела на основании данного заключения или акта. В частности, исключается возможность вынесения судебного решения в случаях, когда обвинение, изложенное в обвинительном заключении или обвинительном акте, не соответствует обвинению, изложенному в постановлении о привлечении лица в качестве обвиняемого; обвинительное заключение или обвинительный акт не подписан следователем (дознавателем), обвинительное заключение не согласовано с руководителем следственного органа либо не утверждено прокурором, обвинительный акт не утвержден начальником органа дознания или прокурором; в обвинительном заключении или обвинительном акте отсутствуют указание на прошлые неснятые и непогашенные судимости обвиняемого, данные о месте нахождения обвиняемого, данные о потерпевшем, если он был установлен по делу (постановление Пленума Верховного Суда РФ от 22.12.2008 г. № 28 "О применении судами норм уголовно-процессуального законодательства, регулирующих подготовку уголовного дела к судебному разбирательству").
10.12.2012 г. в Беловский городской суд было направлено уголовное дело в отношении Б., обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 30, ч. 3 ст. 159 УК РФ, для рассмотрения по существу.
09.01.2013 г. суд по собственной инициативе вернул дело прокурору для устранения существенных нарушений уголовно-процессуального закона.
Существенные нарушения уголовно-процессуального закона, по мнению суда первой инстанции, выразились в том, что при ознакомлении с материалами уголовного дела стороне защиты в качестве вещественного доказательства был предъявлен диск с материалами психофизиологического исследования в отношении потерпевшего С., который не удалось просмотреть в связи с отсутствием соответствующей программы. При этом, отметил суд, в нарушении ч. 1 ст. 217 УПК РФ следователем не было вынесено постановление о невозможности предъявления указанных материалов, в том числе, истребования необходимых программ для просмотра диска, а у обвиняемого и его защитника не была выяснена возможность окончания процедуры ознакомления с делом без просмотра указанных данных.
Проверив представленные материалы уголовного дела и обсудив доводы апелляционного представления, судебная коллегия по уголовным делам Кемеровского областного суда посчитала постановление суда первой инстанции подлежащим отмене по следующим основаниям.
В соответствии со ст. 237 УПК РФ основанием для возвращения дела прокурору являются существенные нарушения норм уголовно-процессуального закона, которые не могут быть устранены в судебном заседании и исключают принятие по делу судебного решения, отвечающего требованиям законности и справедливости.
Между тем нарушения, на которые суд сослался в постановлении, не являются неустранимыми и не препятствуют рассмотрению уголовного дела и постановлению приговора или вынесению иного судебного решения.
Так, в соответствии с ч. 1 ст. 217 УПК РФ, после выполнения требований ст. 216 УПК РФ следователь предъявляет обвиняемому и его защитнику подшитые и пронумерованные материалы уголовного дела, за исключением случаев, предусмотренных ч. 9 ст. 166 УПК РФ. Для ознакомления предъявляются также вещественные доказательства и по просьбе обвиняемого или его защитника фотографии, материалы аудио - и (или) видеозаписи, киносъемки и иные приложения к протоколам следственных действий. В случае невозможности предъявления вещественных доказательств, следователь выносит об этом постановление.
Упомянутый судом первой инстанции CD диск является приложением к психофизиологическому исследованию специалиста, на нем записаны психофизиологические реакции потерпевшего С. при проведении исследования.
Названный диск вещественным доказательством признан не был, а заключение психофизиологического исследования приобщено к уголовному делу в качестве иных документов. Таким образом, в соответствии с ч. 1 ст. 217 УПК РФ следователь не обязан был выносить постановление о невозможности ознакомления сторон с содержанием данного диска.
Ходатайств об ознакомлении с приложением к психофизиологическому исследованию в отношении С. стороной защиты при ознакомлении с материалами дела по окончании предварительного расследования заявлено не было.
Кроме того, в соответствии с ч. 3 ст. 227 УПК РФ, суд по просьбе стороны вправе предоставить ей возможность для дополнительного ознакомления с материалами уголовного дела.
С учетом изложенного, вывод суда о том, что по делу в отношении Б. следователем существенно нарушены требования уголовно-процессуального закона, судебная коллегия нашла необоснованным, постановление о возвращении дела по обвинению Б. прокурору отменено (апелляционное определение от 19.03.2013 г.).

Постановлением Беловского городского суда от 23.07.2013 г. уголовное дело в отношении Л., обвиняемой в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 105 УК РФ, было возвращено прокурору для устранения препятствий его рассмотрения судом.
Как посчитал суд первой инстанции, обвинительное заключение по данному делу составлено с нарушением требований ст. 220 УПК РФ, поскольку, хотя и содержит время совершения преступления (январь 2008 года), оно не согласуется с данными, содержащимися в представленных доказательствах. Допущенное нарушение уголовно-процессуального закона, по мнению суда первой инстанции, исключает возможность постановления судом приговора или иного решения по делу.
Суд апелляционной инстанции не согласился с выводами, изложенными в постановлении о возвращении дела в отношении Л., указав, что обвинительное заключение по делу соответствует требованиям уголовно-процессуального закона, оно, в том числе, содержит и указание на время совершения преступления. Вопрос же о том, в указанное ли в обвинительном заключении время было совершено преступление, подлежит разрешению в ходе судебного разбирательства по результатам исследования всей совокупности доказательств и не исключает возможности постановления судом приговора или иного решения по существу уголовного дела.
При изложенных обстоятельствах правовые основания для возвращения дела прокурору в порядке ст. 237 УПК РФ отсутствовали. Постановление суда отменено, уголовное дело направлению на новое судебное рассмотрение (апелляционное постановление Кемеровского областного суда от 25.09.2013 г.).

Апелляционным постановлением Кемеровского областного суда от 22.11.2013 г. отменено постановление о возвращении прокурору в порядке ст. 237 УПК РФ уголовного дела в отношении Ч.
Согласно решению суда апелляционной инстанции дело по обвинению Ч. в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 160 УК РФ, поступило в Куйбышевский районный суд г. Новокузнецка и было принято к производству.
В назначенное по делу судебное заседание Ч., которому в ходе предварительного следствия была избрана мера пресечения в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении, не явился.
Поскольку принятое в связи с этим решение судьи о принудительном приводе Ч. исполнено не было, производство по уголовному делу в отношении Ч. приостановлено до розыска подсудимого, обеспечить его розыск поручено прокурору. Мера пресечения Ч. изменена на заключение под стражу.
05.09.2013 г. производство по делу возобновлено и назначено очередное судебное заседание, в ходе которого суд по собственной инициативе принял решение о возвращении уголовного дела прокурору для устранения препятствий его рассмотрения судом и обеспечения розыска подсудимого. Одновременно отменены розыск Ч. и избранная в отношении него мера пресечения в виде заключения под стражу.
Решение о возвращении уголовного дела прокурору суд первой инстанции мотивировал тем, что органами следствия не было достоверно установлено фактическое местонахождение Ч., что лишает суд возможности обеспечить его явку в судебное заседание для постановления приговора или принятия иного решения по делу.
Однако, как отметил суд апелляционной инстанции, согласно материалам дела, следователь в ходе предварительного расследования в полном объеме выяснил данные о личности обвиняемого, включая и место его проживания. На основании протоколов допросов в качестве подозреваемого и обвиняемого, характеристики, копии паспорта было установлено, где Ч. зарегистрирован и фактически проживает в г. Новокузнецке, адреса указаны и в обвинительном заключении.
Тот факт, что Ч., получивший копию обвинительного заключения, нарушил меру пресечения в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении и, после направления дела в суд, скрылся, не может свидетельствовать, сам по себе, о недостоверности указанного в обвинительном заключении места жительства подсудимого и расцениваться как основание для возвращения уголовного дела прокурору.
Принимая постановление о возвращении дела прокурору, суд первой инстанции не учел положения ст. 238 УПК РФ, согласно которым в случае, если обвиняемый, не содержащийся под стражей, скрылся, и место его пребывания неизвестно, судья приостанавливает производство по делу, избирает обвиняемому меру пресечения в виде заключения под стражу и поручает прокурору обеспечить его розыск без возвращения уголовного дела.

Раздел IV. ОТМЕНА И ИЗМЕНЕНИЕ СУДЕБНЫХ РЕШЕНИЙ,
ПРИНЯТЫХ В ПОРЯДКЕ СТ. 125 УПК РФ

Статья 125 УПК РФ не содержит каких-либо положений, предусматривающих ограничение прав участников уголовного процесса, в том числе, исключающих возможность судебной проверки имевших место в рамках уголовного судопроизводства действий и решений по той причине, что они не оформлены в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона (Определение Конституционного Суда РФ от 25.03.2004 г. № 156-О).
К. обратился в Центральный районный суд г. Новокузнецка с жалобой на письмо заместителя прокурора г. Новокузнецка, которым ему было отказано в удовлетворении обращения и принятии мер прокурорского реагирования в отношении старшего следователя ОВД СУ УМВД России по г. Новокузнецку П. и просил признать решение заместителя прокурора незаконным.
Суд первой инстанции отказал К. в принятии жалобы к производству в связи с отсутствием предмета обжалования в порядке ст. 125 УПК РФ со ссылкой на то, что письмо заместителя прокурора не оформлено процессуальным документом. Других доводов суд первой инстанции в постановлении не привел (постановление от 20.08.2013 г.).
Вместе с тем, вывод суда противоречит смыслу ст. 125 УПК РФ, положения которой во взаимосвязи со ст. ст. 19, 123 УПК РФ закрепляют право участников уголовного судопроизводства и иных лиц обжаловать в судебном порядке действия (бездействие) и решения дознавателя, следователя и прокурора (в том числе, связанные с ненадлежащим реагированием на обращение (жалобу), поданное в порядке ст. 123 УПК РФ) и не предусматривает каких-либо изъятий из этого права на том основании, что отказ в удовлетворении жалобы (обращения) не был оформлен в виде постановления.
При таких обстоятельствах, постановление Центрального районного суда г. Новокузнецка о возвращении жалобы К. отменено (апелляционное постановление от 13.11.2013 г.).

Придя к выводу об отсутствии предмета обжалования в порядке, предусмотренном ст. 125 УПК РФ, суд должен отказать в принятии жалобы к рассмотрению.
С. обратился в суд с жалобой в порядке ст. 125 УПК РФ на постановление следователя о привлечении его в качестве обвиняемого.
Постановлением Мариинского городского суда Кемеровской области от 08.02.2013 г. жалоба С. оставлена без удовлетворения.
Суд первой инстанции правильно пришел к выводу о том, что обоснованность предъявленного обвинения не может являться предметом судебного разбирательства в порядке ст. 125 УПК РФ, поскольку в таком порядке может быть обжалована только процедура привлечения лица в качестве обвиняемого, то есть действия, связанные с соблюдением процессуальных правил предъявления обвинения, а от заявителя в связи с этим каких-либо жалоб не поступало.
Однако, установив, что предмет обжалования в порядке ст. 125 УПК РФ отсутствует, суду следовало не оставлять жалобу С. без удовлетворения, а принять решение об отказе в принятии жалобы к производству.
Исходя из вышеизложенного, судебная коллегия по уголовным делам Кемеровского областного суда постановление судьи отменила и производство по апелляционной жалобе прекратила (апелляционное определение от 11.04.2013 г.).

Судья проверяет законность и обоснованность действий (бездействия) и решений дознавателя, следователя, руководителя следственного органа, прокурора не позднее чем через 5 суток со дня поступления жалобы в судебном заседании с участием заявителя и его защитника, законного представителя или представителя, если они участвуют в уголовном деле, иных лиц, чьи интересы непосредственно затрагиваются обжалуемым действием (бездействием) или решением, а также с участием прокурора, следователя, руководителя следственного органа (ч. 3 ст. 125 УПК РФ).
В нарушение приведенной нормы закона судья Юргинского городского суда рассмотрел в порядке ст. 125 УПК РФ жалобу адвоката М. в защиту подозреваемого Ш. вне судебного заседания, без вызова сторон и установления фактических обстоятельств по делу (постановление от 30.08.2013 г.).
Допущенное нарушение закона повлекло отмену указанного постановления судом вышестоящей инстанции (апелляционное постановление Кемеровского областного суда от 24.10.2013 г.).

Если будет установлено, что уголовное дело, по которому поступила жалоба, направлено в суд для рассмотрения по существу либо по делу постановлен приговор или иное окончательное решение, судья принимает к производству и рассматривает лишь жалобы на решения и действия (бездействие) должностных лиц, затрагивающие права и законные интересы заявителей, не являющихся участниками судебного разбирательства по данному уголовному делу. Подлежат рассмотрению жалобы, где ставится вопрос о признании незаконными и необоснованными решений и действий (бездействия), которые в соответствии с УПК РФ не могут быть предметом проверки их законности и обоснованности на стадии судебного разбирательства при рассмотрении уголовного дела судом, в том числе в апелляционном или кассационном порядке (ст. 354 УПК РФ).
В остальных случаях судья, в зависимости от того, на какой стадии находится производство по жалобе, выносит постановление об отказе в принятии жалобы к рассмотрению или о прекращении производства по жалобе. Одновременно с этим заявителю разъясняется, что вопросы о признании незаконными или необоснованными решений и действий (бездействия) должностных лиц на стадии досудебного производства он вправе поставить перед судом в ходе судебного разбирательства по уголовному делу, а также при рассмотрении дела судом апелляционной или кассационной инстанций. Если судебное решение вступило в законную силу, судья выносит постановление об отказе в принятии жалобы к рассмотрению и разъясняет заявителю его право обратиться в суд в порядке ст. 402 УПК РФ.
Ш. обратился в суд с жалобой в порядке ст. 125 УПК РФ о признании незаконным постановления следователя Х. об отказе в возбуждении уголовного дела.
Постановлением Чебулинского районного суда от 05.02.2013 г. Ш. отказано в удовлетворении жалобы.
Свои выводы суд обосновал тем, что проверка заявления Ш. проведена следователем Х. в достаточном объеме. Суд не усмотрел нарушений прав Ш. вынесенным следователем постановлением.
Проверив материалы по жалобе Ш., судебная коллегия по уголовным делам Кемеровского областного суда пришла к выводу о том, что постановление суда подлежит отмене.
Как видно из постановления следователя Х. об отказе в возбуждении уголовного дела, им была проведена проверка по заявлению Ш. о привлечении к уголовной ответственности следователя С. за неисполнение постановления суда. В ходе проверки установлено, что в действиях С. отсутствует состав преступления, предусмотренного ст. 315 УК РФ, и Ш. отказано в возбуждении уголовного дела.
Не согласившись с указанным постановлением следователя, Ш. обратился в суд с жалобой в порядке ст. 125 УПК РФ, а суд принял ее к своему производству и рассмотрел по существу.
Между тем, из жалобы Ш. усматривается, что фактически он оспаривает допустимость доказательств и процессуальную деятельность следователя С. по сбору доказательств по уголовному делу в отношении заявителя Ш., которые были исследованы и оценены судом первой инстанции при рассмотрении уголовного дела в отношении Ш. по существу.
В ходе апелляционного рассмотрения жалобы Ш. последний подтвердил то обстоятельство, что уголовное дело в отношении него рассмотрено по существу с постановлением приговора 11.12.2012 г. Он не отрицал и того факта, что при рассмотрении уголовного дела судом первой инстанции по его ходатайству были допрошены свидетели, о допросе которых он на предварительном следствии ходатайствовал перед следователем С., и в чем следователем ему было отказано.
Таким образом, оснований полагать, что у Ш. был затруднен доступ к правосудию, либо нарушены какие-либо его конституционные права и свободы, не имеется.
Однако, рассматривая жалобу по существу, суд оставил без внимания, что осуществление судом самостоятельной проверки в порядке ст. 125 УПК РФ законности и обоснованности решений и действий (бездействия) органов предварительного расследования, отдельно от проверки приговора уже после его постановления, не допустимо, поскольку уголовно-процессуальным законом предусмотрен иной порядок обжалования приговора суда.
При таких обстоятельствах, судебная коллегия отменила постановление Чебулинского районного суда по жалобе Ш., производство по жалобе прекращено (апелляционное определение от 16.04.2013 г.).

Раздел V. ОТМЕНА И ИЗМЕНЕНИЕ СУДЕБНЫХ РЕШЕНИЙ,
ПРИНЯТЫХ В ПОРЯДКЕ ИСПОЛНЕНИЯ ПРИГОВОРА

При поступлении в суд ходатайства или представления по вопросам, связанным с исполнением приговора, судья проверяет, подлежит ли оно рассмотрению в данном суде, подано ли оно надлежащим лицом, приложены ли к нему документы, необходимые для разрешения вопроса по существу, и копии соответствующих судебных решений.
Если в поступивших материалах не содержится достаточных данных для рассмотрения ходатайства или представления и в судебном заседании восполнить их невозможно, суд в ходе подготовки к его рассмотрению возвращает эти материалы для соответствующего оформления (постановление Пленума Верховного суда РФ от 20.12.2012 г. № 21 "О практике применения судами законодательства об исполнении приговора").
Постановлением Кировского районного суда г. Кемерово от 13.12.2012 г. осужденному К. было отказано в принятии к рассмотрению ходатайства о снятии судимости.
Свое решение суд мотивировал тем, что к ходатайству не были приложены документы, необходимые для его разрешения, тогда как бремя доказывания наличия оснований для снятия судимости лежит на осужденном, обратившимся с ходатайством.
Отменяя постановление суда, судебная коллегия по уголовным делам Кемеровского областного суда, указала, что своим решением суд первой инстанции нарушил гарантированное законом право К. на обращение в суд с ходатайством о снятии судимости, поскольку не возвратил тому материалы для соответствующего оформления, а отказал в принятии ходатайства (кассационное определение от 04.02.2013 г.).

Направление осужденных, представляемых к освобождению от отбывания наказания в связи с болезнью (ст. 81 УК РФ), на медицинское освидетельствование осуществляется лечебно-профилактическими учреждениями и медицинскими частями органов уголовно-исполнительной системы.
Осужденная Г. обратилась в суд с ходатайством об отсрочке исполнения приговора на основании ст. 82 УК РФ до достижения ее ребенком четырнадцатилетнего возраста и одновременно с ходатайством об освобождении от отбывания наказания на основании ч. 2 ст. 81 УК РФ в связи с ее болезнью.
Постановлением Заводского районного суда г. Кемерово от 16.11.2012 г. в отношении Г. назначено медицинское освидетельствование специальной медицинской комиссией больницы при исправительном учреждении.
Вместе с тем, принимая решение о назначении осужденной медицинского освидетельствования, суд не учел, что в соответствии с п. 5 Правил медицинского освидетельствования осужденных, утвержденных Постановлением Правительства РФ от 06.02.2004 г. № 54 "О медицинском освидетельствовании осужденных, представляемых к освобождению от отбывания наказания в связи с болезнью", осужденные направляются на медицинское освидетельствование лечебно-профилактическими учреждениями и медицинскими частями уголовно-исполнительной системы, а также лечебно-профилактическими учреждениями государственной и муниципальной систем здравоохранения.
Таким образом, в соответствии с действующим законодательством, суды не направляют осужденных на медицинское освидетельствование для указанных целей. В случае же отсутствия в представленных в суд документах заключения медицинской комиссии или учреждения медико-социальной экспертизы судье следует направить копию ходатайства осужденного в учреждение или орган, исполняющий наказание, для последующего незамедлительного представления ими соответствующего заключения.
При таких обстоятельствах, постановление суда отменено с направлением материала на новое судебное рассмотрение (кассационное определение судебной коллегии по уголовным делам Кемеровского областного суда от 07.02.2013 г.).

Право каждого осужденного за преступление просить о смягчении наказания, являясь непосредственным выражением конституционных принципов уважения достоинства личности, гуманизма, справедливости, законности в сфере уголовно-правовых отношений, гарантирует каждому осужденному возможность добиваться смягчения своей участи вплоть до полного снятия всех тех ограничений в правах и свободах, которые установлены для него на основании закона обвинительным приговором (Постановление Конституционного суда РФ от 26.11.2002 г. № 16-П).
Приведенная правовая позиция Конституционного Суда РФ предопределяет необходимость обеспечения осужденному права при наличии предусмотренных законом оснований и условий (ст. 80 УК РФ) обратиться непосредственно в суд с ходатайством о замене не отбытой части наказания более мягким видом наказания и возлагает на суд обязанность рассмотреть такое ходатайство по существу в установленном законом порядке.
Постановлением Мариинского городского суда от 26.06.2013 г. было возвращено без рассмотрения ходатайство М. о замене ему не отбытой части уголовного наказания в виде лишения свободы более мягким видом наказания.
Принимая такое решение, суд сослался на то, что ходатайство подано осужденным, минуя администрацию исправительного учреждения, в котором М. отбывает наказание.
Однако, суд первой инстанции не учел, что положения ст. 175 УИК РФ и ст. 399 УПК РФ в их конституционно-правовом истолковании не препятствуют осужденному обращаться с ходатайством о замене не отбытой части наказания непосредственно в суд и предполагают обязанность суда рассмотреть его по существу.
С учетом изложенного, постановление по ходатайству М. отменено (апелляционное постановление Кемеровского областного суда от 05.09.2013 г.).

Вопрос об отмене условного осуждения разрешается в присутствии лица, в отношении которого принимается такое решение, за исключением случая, когда подтверждено, что условно осужденный скрылся от контроля (постановление Пленума Верховного суда РФ от 11.01.2007 г. № 2 "О практике назначения судами Российской Федерации уголовного наказания").
Постановлением Кировского районного суда г. Кемерово от 09.01.2013 г. удовлетворено представление начальника ФКУ УИИ ГУФСИН России по Кемеровской области об отмене Б. условного осуждения по приговору указанного суда от 24.10.2011 г.
Рассматривая дело по жалобе, суд апелляционной инстанции отметил, что, как усматривается из протокола судебного заседания и постановления суда, рассмотрение представления об отмене условного осуждения и исполнении наказания, назначенного осужденному Б., состоялось в отсутствие Б.
Между тем, какие-либо данные о том, что Б. скрылся, и его место нахождение не установлено, в материале отсутствуют. Напротив, представитель уголовно-исполнительной инспекции представил в суд первой инстанции письменное заявление от осужденного о том, что он извещен о дате, месте и времени судебного заседания, что свидетельствует о том, что место его пребывания было известно.
Однако, суд первой инстанции не выяснил причину неявки осужденного Б. в судебное заседание, не разрешил вопрос об отложении судебного заседания и вынесении постановления о приводе осужденного, рассмотрел материал в его отсутствие, а также в отсутствие адвоката, участие которого в данном случае в целях защиты прав и законных интересов осужденного являлось обязательным.
При изложенных обстоятельствах, постановление Кировского районного суда г. Кемерово от 09.01.2013 г. в отношении Б. отменено, материал направлен на новое судебное рассмотрение (апелляционное определение судебной коллегии по уголовным делам Кемеровского областного суда от 24.04.2013 г.).

Суд отказывает в удовлетворении ходатайства об изменении вида исправительного учреждения, назначенного по приговору суда, в случае, если осужденный не отбыл срок, установленный ст. 78 УИК РФ.
Принимая решение о прекращении производства по ходатайству Г. о переводе его в колонию-поселение, судья Беловского городского суда в постановлении указал, что Г. осужден за совершение особо тяжкого преступления и на момент рассмотрения ходатайства не отбыл требуемую часть срока наказания, предусмотренную п. "г" ч. 2 ст. 78 УИК РФ, в связи с чем оснований для рассмотрения его ходатайства не имеется (постановление от 31.05.2013 г.).
Вместе с тем, суд первой инстанции не учел, что отбытие осужденным Г. менее предусмотренного ст. 78 УИК РФ срока наказания препятствует удовлетворению ходатайства об изменении вида исправительного учреждения, а не его рассмотрению, и соответственно не влечет прекращения производства.
С учетом изложенного, постановление в отношении Г. изменено, решено считать, что осужденному отказано в удовлетворении ходатайства об изменении вида исправительного учреждения (апелляционное постановление Кемеровского областного суда от 16.10.2013 г.).

В соответствии с Постановлением Государственной Думы Федерального Собрания РФ от 02.07.2013 г. № 2559-6 ГД "Об объявлении амнистии" лица, впервые осужденные за преступления, предусмотренные ст. 171 УК РФ, подлежат освобождению от наказания в виде лишения свободы только в случае, если они до окончания срока исполнения настоящего Постановления выполнили обязательства по возврату имущества и (или) возмещению убытков потерпевшим.
Приговором Новокузнецкого районного суда от 02.09.2011 г. П. был осужден по п. "б" ч. 2 ст. 171 УК РФ к 2 годам лишения свободы со штрафом на основании ст. 73 УК РФ условно с испытательным сроком 3 года.
Уголовно-исполнительная инспекция обратилась в суд с представлением об освобождении П. от наказания и снятии судимости в соответствии с п. п. 1, 2 Постановления Государственной Думы Федерального Собрания РФ от 02.07.2013 г. № 2559-6 ГД "Об объявлении амнистии".
Постановлением Промышленновского районного суда Кемеровской области от 26.08.2013 г. представление удовлетворено.
Однако, приняв такое решение, суд первой инстанции не принял во внимание, указанные выше положения Постановления Государственной Думы ФС РФ, касающиеся условий освобождения от наказания в виде лишения свободы лиц, впервые осужденных за преступления, предусмотренные ст. 171 УК РФ (каковым является осужденный П.).
В судебном заседании судом первой инстанции не исследовался и не выяснялся вопрос о возмещении П. убытков, причиненных потерпевшим, материалы дела вообще не содержат данных о возмещении ущерба, причиненного преступлением.
Апелляционным постановлением Кемеровского областного суда от 18.10.2013 г. постановление Промышленновского районного суда, которым П. освобожден от наказания, назначенного приговором Новокузнецкого районного суда от 02.09.2011 г. и с него снята судимость, отменено.

В соответствии с требованиями ч. 3 ст. 74 УК РФ суд вправе по представлению органа, осуществляющего контроль за поведением условно осужденного, принять решение об отмене условного осуждения и исполнении наказания, назначенного приговором суда, в случае систематического неисполнения лицом в течение испытательного срока возложенных на него судом обязанностей либо, если осужденный скрылся от контроля.
Согласно ч. 5 ст. 190 УИК РФ систематическим неисполнением обязанностей является невыполнение предписанных условно осужденному действий более двух раз в течение одного года либо продолжительное (более 30 дней) неисполнение обязанностей, возложенных на него судом.
Приговором Чебулинского районного суда от 15.08.2012 г. Б. был осужден по п. "а" ч. 3 ст. 158 УК РФ к 1 году лишения свободы, на основании ст. 73 УК РФ условно с испытательным сроком 1 год. На осужденного возложены ряд обязанностей, способствующих его исправлению.
Впоследствии Б. дважды продлялся назначенный судом испытательный срок с возложением на осужденного дополнительных обязанностей.
Постановлением Чебулинского районного суда от 15.08.2013 г. условное осуждение Б. отменено, и он направлен для отбывания наказания в виде лишения свободы.
Отменяя Б. условное осуждение, суд первой инстанции указал на то, что осужденный систематически не являлся на регистрацию в уголовно-исполнительную инспекцию без уважительных причин, злостно уклонялся от исполнения приговора.
Проверив судебное решение, суд апелляционной инстанции пришел к выводу о том, что постановление суда нельзя признать законным и обоснованным по следующим основаниям.
Согласно исследованным судом первой инстанции материалам, Б. не явился на регистрацию в уголовно-исполнительную инспекцию без уважительных причин только 13.05.2013 г. и 10.06.2013 г., что свидетельствует о том, что в его действиях не имеется систематического неисполнения возложенной на него судом обязанности - каждый второй понедельник месяца являться на регистрацию в уголовно-исполнительную инспекцию.
Других доказательств того, что осужденный Б. систематически не исполнял возложенные на него судом обязанности в обжалуемом постановлении приведено не было.
Вывод суда о том, что уклонение от исполнения приговора суда условно осужденным Б. является злостным также не основан на законе, поскольку согласно положениям ст. 74 УК РФ отмена условного осуждения предусмотрена только в случае систематического неисполнения осужденным возложенных на него судом обязанностей, а также в случае систематического нарушения в течение испытательного срока общественного порядка, за что условно осужденный привлекался к административной ответственности.
Нарушения общественного порядка, совершенные Б. 11.12.2012 г. и 14.02.2013 г., за которые он был привлечен к административной ответственности, не являются основанием для отмены ему условного осуждения, поскольку за совершением каждого из указанных нарушений осужденному был продлен испытательный срок.
Апелляционным постановлением Кемеровского областного суда от 22.10.2013 г. постановление Чебулинского районного суда от 15.08.2013 г. отменено, в удовлетворении представления об отмене Б. условного осуждения отказано.

Отдел кодификации и систематизации
законодательства, судебной практики
Кемеровского областного суда


------------------------------------------------------------------

Типы документов

Реклама

Партнеры